Армейские истории

Автор Alexander, 14 января 2012, 23:09:27

« назад - далее »

0 Пользователи и 1 гость просматривают эту тему.

Alexander

ЧЕБУРАШКА

Эту историю рассказал друг, служивший в свое время далеко на севере. Их маленькая часть охраняла какой-то там секретно-военный объект. Основной состав сержантский, но изредка попадались и рядовые-срочники. В качестве рабочей силы, снег там расчистить, в казарме убрать и прочую ерунду сделать.
И вот поступает пополнение.
Свежеиспеченный солдатик выглядел как выпускник детского сада. Маленький, худенький, с большими восторженными глазами и такими же ушами. И с улыбкой необремененной интеллектом, зато до этих самых ушей.
Командир части беззвучно выматерился в адрес военкомата, окрестил новоприбывшего Чебурашкой и стал думать куда его девать. На кухню? Да там уже все такими же хилятиками оккупировано. На уборку территории? Да он сам чуть крупнее веника... Боец, блин, защитник Родины отыскался...
Но командир – на то и командир. Он придумал.
Он отрядил Чебурашку ухаживать за служебно-сторожевыми собаками, коих имелось около двух десятков. Собачки соответствовали климату, т.е. большие и суровые. Был ли у командира расчет чтоб отправить Чебурашку через госпиталь в более подходящее для него место, или не было – тут история умалчивает.
Но Чебурашка такому назначению очень обрадовался, глупо улыбнулся и отправился выполнять.
Прошла пара месяцев. Чебурашку никто не съел. В «собачьей казарме» царила идеальная чистота и по большей части тишина. Но бойцы сперва начали замечать, а потом уже и жаловаться друг другу – собаки мол обнаглели совсем. Уже чуть не рычат если за поводок резко дернешь или команду грубо отдашь... А к Чебурашке липнут как щенки к мамкиной сисе. Заревновали. Собрали консилиум и постановили – приколоться над недоделком.
Вызывает командир:
- Рядовой ******! Вы почему плохо справляетесь со своими обязанностями?
- Виноват, - Чебурашка бледнеет и судорожно пытается сообразить – в чем же он накосячил, - А... разрешите обратиться... что именно я не сделал?
- ПОЧЕМУ У СОБАК ЗУБЫ НЕ ЧИЩЕНЫ????
- Э... виноват трщ командир, исправлюсь.

Три дня Чебурашка ходил с выражением вселенской тоски на физиономии. Всем даже жалко его стало, а посему когда запросился в увольнительную возражать не стали. Только предварительно пересчитали комплектность пальцев. Все были в наличии и даже вполне себе чистые.
На следующий день сиял как юбилейный рубль.
Отправились выяснять в чем дело.
От картины потеряли дар речи: Чебурашка надраивал зубной щеткой пасть кавказской овчарке и для этого ему даже особо нагибаться не приходилось. Пес стоял разинув свой «чемодан» как можно шире и недобро косился на вошедших. Рядом переминалась с лапы на лапу очередь, тоже недовольная вторжением. Мол, какого хрена приперлись и мешаете тут...
Все застыли.
- Вот!!! – радостно объявил Чебурашка. – Я правильно понял, что им мятная паста не нравится! Купил детскую, с клубничным вкусом...
Командир подобрал челюсть на место, предварительно пожевав воздух и поисках нужных слов. Не нашел. Махнул рукой и ушел.
До самого дембеля Чебурашку очень уважали...

Alexander

Подвиг майора.
Недавно мне рассказали как давно слышанную мою же армейскую историю. Правда, с учетом моей трепливости и неразборчивости в связях особо удивляться тут нечему. Это я так, изящно страхуюсь от воплей "Баян!"
Я вообще редко вспоминаю армию, так как находился там в состоянии искусственной комы, из которой, походу до сих пор не до конца вышел. Слыл я там за "сильно на голову простуженного", с которым связываться-себе дороже. Что и требовалось. Но-переиграл. Вжился в образ. До сих пор не могу из него вытряхнуться. Но вот такие моменты хрен забудешь.
История из "духанки".
Наряды мне начали клепать чуть ли не с первого дня службы. Сильно я всех там раздражал. Потом пошли гауптвахты( я совершил тур по всем окрестным) и едва мне не устроили несколько раз волнующую поездку на "дизель". Но об этом позже.
По юности моей служивой, начальство не теряло надежды образумить неразумное и постоянно пихало меня в наряды по роте. С целю просветления.
Итак.
Наряд. Я в роли статуи стою "на тумбочке" . Минут 40 до подъема. Поутряне вваливает комроты Наглебкин с дикого будунища.
-Дежурный по роте на...
-На куй...
От доклада дежурного он мученически отмахивается мол "Не дышите на меня, юноша, мне и без вас дурно"
Время идет. Командора мутит и мает. От безысходности он начинает читать нечитаемое никем-плакаты в коридоре. Ну там всякая херня про то как вовремя Родине долги отдавать. И в какой позе это делать. Мне, кстати, эта его привычка читать что ни попадя как то дорого стоила. Оформляя планшет "Крепче дисциплина-выше боевая готовность" я оживил текст вкраплениями матерных анекдотов. Так они и провисели там год. Пока командор не заметил сие в припадке неконтролируемой грамотности. Что стоило мне 10 суток губы. Но мне было не привыкать к арестантской романтике.
Но я не об этом.
Утро . Тишина. Скрип сапогов похмельного офицера, его негромкие ебуки про себя сквозь икоту. Наконец его взгляд натыкается на огнетушитель. Икая и мучаясь отец-командир зачем то стаскивает его с гвоздя. Шевеля губами читает инструкцию. Инструкция завораживает и гипнотизирует мозг военного, захватывает власть над сознанием и требует выполнения. На моих вытаращенных глазах зомбированный майор четко выполняет написанное. Ну там перекидывает рычаг, срывая пломбу, переворачивает и трясет. Ат мудак!
Огнетушитель, как ни странно, оказывается вполне исправен и начинает с утробным ревом поливать все вокруг пеной. Гнусная инструкция, с мерзким хихиканьем покидает голову несчастного и тот обнаруживает себя посреди вверенного ему подразделения с филиалом Везувия в руках. Ат мля!
Пару секунд его еще клинит, потом свет разума проливается на эти, с позволения сказать мозги, и он с дикими глазами, пугая меня проносится мимо тумбочки к туалету. Ответствееный по роте офицер, что ночевал в казарме, вылезает на шум и видит:
1.Весь коридор в пене.
2 В двери туалета мелькнула жопа командира.
Офицер мчится вслед(я тоже), где мы обнаруживаем в тубзике над очком любимого начальника ведущего неравный бой с огнетушителем.Дракон в его руках предсмертно бьется и хрипит, но не утихает.
-Товарищ майор, что случилось?!
А вот действительно. Я бы на месте отца-командира затруднился бы ответить на этот вопрос подчиненного. Ну вот какие варианты? Меня мама мудаком родила-вот что случилось. Или скажи отцу моему, что б впредь предохранялся, а то такая же херня случится вновь? Но то ж подрыв авторитета. К счастью идиотов, сомнения им чужды.
-Вы бы чем пиздеть, лейтенант, лучше помогли бы!
-Есть!
Летеха скачет в коридор, хватает второй огнетушитель, рвет на нем пломбу, переворачивает и несется помогать командиру тушить железобетонный унитаз. Ай мама. Последние силы оставляют меня в умывальнике и я корчусь там на кафеле, не в силах поднять голову и досмотреть этот цирк.
В такой эмбриональной позе меня и застают два взъерошенных огнеборца, вывалив из потушенного толчка. Увидев этих нахохлившися запененных кретинов с обессиленными огнетушителями в руках, я одновременно потерял дары речи и субординации. Я тупо выл на полу, поджимая ноги к животу. Офицеры, россияне попытались немного попинать свидетеля, дабы привести в чувство, но попытка провалилась. Меня в тот момент из истерики и расстрельный взвод не вывел бы.
Потом мне долго и нудно грозили в канцелярии расправой за разглашение государственной тайны. И вправду. Узнают враги, каковы у нас офицеры-и все. Война не за горами. В общем, сетуя на несдержанность языка я вытребовал себе теплое местечко подальше от глаз начальства. Что соответствовало и их интересам. Что я на них смотреть не мог спокойно-меня опрокидывало, что они шли красными пятнами при виде меня в корчах.
Так что мы старались минимизировать наши встречи. Я же честно хранил закон омерты.
До дембеля.

Alexander

1972 г. Венгрия, г. Дьёр, мотострелковый полк ВС СССР.
Короч, сидит дневальный в парке, скучает. А вечером отключили свет во всём городе, ну и в части "пришлось дизелюху запускать". Дневальный должен был "щёлкнуть АЗРы" на эл.щите оповещения, но забыл. И вот перед рассветом, дают свет в городе и одновременно включается БОЕВАЯ ТРЕВОГА в части. Механики-водители в казармах вскакивают, одеваются и бегут в парк, машины запускать. Младшие офицеры из общаги тоже в парк прибывают первыми. Разведчики и ПВОшники уже на местах: разведчики ломают забор (как в книге В. Суворова "Аквариум") и выезжают в район сосредоточения; зенитчики уже на крышах, срывают пломбы на аккум.батареях ПЗРК и "стартуют" прицелы. Через минуту заводится первый мотор, а за ним все моторы парка. Парк оглушает рёв моторов = больше нихрена не слышно. В ворота и через заборы ломится пехота (с оружием, в "брониках и разгрузках", трещат "цынки", пехота патроны по карманам набивает).
Несчастный дневальный носится по парку с криками "Это ошибка! Отбой!", но его никто не слышит. БМП выезжают из "боксов" и становятся для приёма десанта.
И тут, наконец-то, прибегает командир полка (старшие офицеры жили в городе и потому позже других прибыли) - бежит, руками машет, ругается (очень сильно ругается!!!).
Тревогу отменили. Командиру полка - взыскание, дневального "на губу" посадили. Полку командующим ОБЪЯВЛЕНА БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА ОТЛИЧНУЮ СЛУЖБУ! Отдельная благодарность выражена разведроте (её весь день собирали по району сосредоточения части).

Вот что такое настоящая Боевая тревога.

Alexander

Рассказ отставного генерала:
- Когда-то, давным-давно, я со своим взводом выполнял важную международную задачу - охранял тюрьму Шпандау, или как говорили мои бойцы - «Шпанду».
И, кстати, при мне, Гесс был жив здоров, накормлен и даже вполне доволен жизнью.
Но, не в этом суть.
«Шпанду» по очереди охраняли: мы, американцы, французы и англичане.
И вот, наступал черед заступать американцам. Приехали высокие, красивые «морские котики», мои, кстати, тоже карликами не были, я их сам лично отбирал строго от 185-ти сантиметров и аж до 195-ти. Огромные кони. А знаешь, почему до 195-ти ?

- М-м-м. Ну, может быть, если выше, то в тюремную дверь не пройдут?
- Какая там дверь? Это же элементарно, Ватсон, потому что во мне самом 196, а командир должен смотреть на подчиненного сверху вниз.
Ну, я отвлекся.
И вот, в очередной раз началась процедура передачи «Шпанды». Выстроились мои бойцы, а напротив американцы.
Пока развод, пока туда-сюда, приходилось выстаивать друг напротив друга часа по полтора.
И вдруг, во время этого стояния, у американцев, случилось маленькое ЧП – один из них, здоровый «морской котик», упал в обморок.
Ну, вроде бы, с кем не бывает, товарищи его подняли, похлопали по щекам и унесли, казалось бы, инцидент исчерпан.
Да только на следующий раз, ЧП повторилось, снова какой-то американец, на ровном месте хлопнулся в обморок.
Но, когда уж, обморок повторился и в третий раз, тут-то меня начали терзать смутные сомнения, и я в лоб спросил у своих бойцов: - «Вы там были – все видели. В чем петрушка? Колитесь, варвары. С чего это американцы регулярно бухаются в обмороки? Признавайтесь, а не то станете сокамерниками Рудольфа Гесса»
Мои бойцы, как-то подозрительно дружно начали отнекиваться и я сразу понял, что они что-то знают.
Дожал я их и они раскололись.
Оказывается, к нам во взвод пришел молоденький солдатик, студент псих-фака, он и подучил остальных этому трюку, а все и рады стараться, балбесы.
Фокус вот в чем - они заранее выбирали себе жертву (например, седьмой справа) становились на развод и все двадцать человек не сводили глаз с этого несчастного «морского котика»
Вроде ерунда, подумаешь – взгляд, но когда с расстояния пары метров, на тебя и только на тебя уставились целых двадцать человек, то - это уже совсем не ерунда.
Казалось бы, рядом с тобой такие же солдаты, как и ты, причем, все эти огромные, хмурые русские, видят тебя впервые в жизни, ты им ничего плохого не сделал, ничего не должен, но, почему-то, смотрят они только на тебя. От непонимания и жути, мозги бедного «седьмого справа», начинают плавиться, закипать и через час все кончается глубоким обмороком.
Я удивился, от души посмеялся вместе со своими бойцами, но впредь строго-настрого запретил им «ронять» солдат нашего вероятного противника, мало ли, международный скандал не входил в мои планы...

Alexander

Служил я в нской части под городом...N. Обслуживали большой стратегический объект. Офицеры жили с семьями в посёлке городского типа, а мы, солдаты срочной службы в казармах.
За год-другой на месте безжизненного поля появились современные коттежные посёлки и целые жилые комплексы.
Служили тогда 2 года. Служба перевалила за год и мы чувствовали себя вольготно. Частенько ходили в самоволку. От части до жилого массива напрямик не более пяти километров. Правда лесными тропами...Эти тропы были всегда...Только пользовался ими исключительно наш брат, солдат. Офицеры ходили по шоссе. Чуть дальше, но по асфальту. А нам по асфальту никак нельзя. Тут же на «губу» угодишь. Стоит только нарваться на офицера чином постарше лейтенанта-капитана и, считай пропало.
А нас, молодых парней, ничем не удержать. Вот и повадились мы ходить в посёлок к девчатам в общежитие. Ходили часто и многие. Потом от присутствия солдат решили избавиться, в женском общежитии...обосновался военный патруль. Офицер и двое солдат.
Они на первом этаже весь вечер и ночь. Мы сунулись с парнями с парадного входа, как обычно, после 10 вечера. То есть сразу после отбоя. Заходим пятером и нос к носу сталкиваемся с офицером из другой части. Он в лицо нас не знал. Хорошо нарвались на офицера...не из своей части. Повезло. Ломанулись так, что только пятки засверкали.
Патруль тут же отстал и направился на свой пост. А мы с девчонками договорились, что придём в гости. Они ждут, а мы в кустах. Выходит обманули...А ещё днём выходит трепались перед ними. И вот решили мы всё таки пробраться в общежитие во что бы то там ни стало. Обошли здание по периметру в надежде найти открытое окно в подсобное помещение общаги. Но не наши. Зато смекнули, что через второй этаж проникнуть можно. Но...Для этого необходимо по трубе залезть на козырёк перед подъездом и открыв раму влезть в образовавшуюся щель на площадку между первым и вторым этажами. План показался реальным. Забрались на козырёк. Лето...Тепло...Полнолуние...И ветра нет...Хорошо!
Стоим, решаем кому первому лезть. Полез Серёга. Хохол. Боевой был парень. Шустрый такой. Да и зазноба у него там была. На последнем пятом этаже жила. Наши девушки жили с ней в одной комнате. Но только у Серёги отношения зашкаливали. А мы так ходили...В надежде бросить палку-другую. Девчонки работали на объекте в одной бригаде. И были нашего возраста из города Усть-Илима, что в Сибири.
Все настоящие сибирские красавицы. Кровь с молоком. Бодрость и здоровье.
Серёга приподнял раму вверх, протиснулся в щель и в тот момент, когда выполз по пояс на площадку, его заметил патруль. Назад податься нельзя. Щель узкая. А вперёд можно. Вот он на глазах стражников и вывалился на площадку. Патруль к нему, он от него вверх по лестнице. А мы все с козырька и в часть. Наутро, перед подъёмом явился и наш герой. А уже вечером, когда собрались вновь идти к девчонкам, мы услышали от него рассказ, в который можно не поверить, если не знать характер паренька.
Вот, что бы и вы ему поверили, расскажу наперёд одну байку о нём, которую услышал от одного армянина, с которым Серёга попал в переделку.
Дни рождения мы справляли только в кругу ребят из своего отделения. В отделении шесть человек без сержанта. Отделение дружное. Все сплошь русские и хохлы. И затесался к нам всего один парень из Армении. В коллектив он вписался. И мы ему доверяли как себе.
На понедельник был день рождения у нашего кавказца. Денег ему выслали. А вот спиртное купить-проблема. Сухой закон в радиусе 20 километров от объекта. А без спиртного день рождение не праздник. За водкой пошли двое. Понятно кто. Купили водки аж в соседнем районе.
За 60 километров от нас. Вернулись к вечеру. Водку припрятали рядом с частью до следующего дня. А вечером справили день рождение как и полагается-со спиртным...после отбоя. На утро, что бы не болела с перепоя голова, заныкали пару бутылок. Утром похмелится не удалось. Вышли за ограду и в лесок через дорогу. Взяли по бутылке наши герои, положили за пазуху и спокойно направились к остальным. Но только они начали бодро вышагивать по асфальту, как из-за поворота выехала патрульная машина и за нашими героями образовалась погоня. Мы, те что ждали друзей у самого забора, успели улизнуть незамеченными. А наши парни успели только добежать до забора, но от прохода их отрезали, а через забор сам не полезешь. Колючая проволока. Загнали бедолаг в угол. Не убежать. Парни тогда и решили не сдаваться без боя...
Нет, драться бессмысленно. Они решили отсидеть за дело, а не за спасибо живешь. Достали из-за пазухи каждый по бутылке водки и стали пить её прямо из горлышка, отбегут и глотают водочку на глазах у патруля. Выпили всё досуха и сдались. Отвезли их в другую часть и бросили на «губу».
А они там такое устроили...Рассказал бы, да нельзя. Боевая часть...Позвонили на второй день в нашу часть и отправили с конвоем восвояси дабы не разлагать моральный дух своих воинов.
У нас свой кичман. Тёплое помещение размером 2*2 метра. А в вечер, его выкрасили в половую коричневую краску. Наших бойцов там и заперли. Хочешь не хочешь, а спать охота. Пол голый. Они и проспали там пару дней, пока их не выпустили. Утром на построении они стояли в чуждой нашей армии форме. Цвет коричневый с зелёными пятнами. Понятно, что из нарядов месяц не вылезали. Но славу себе в части заработали. Зауважали их и не только мы, но и «дедушки».
Вот теперь своими словами передам Серёгин рассказ.
-вылез на перекрытие между этажами и дёру. Бегу без оглядки прямо на крышу...Только и успел дверь припереть палкой, как в неё начали громыхать и ломиться. Но не одолели и просто навесили на дверь замок изнутри. Они ушли, я начал торкаться. Дверь крепкая. Не поддалась и тогда, когда врезал по ней с ноги.
Патруль решил меня измором взять. Ну думаю, фиг вам и пошёл бродить по крыше в поисках решения задачи на смекалку, как покинуть крышу, не взломав входной двери с крыши пятиэтажного дома.
Не сразу, но возникла одна хрупкая идея. Вычислил комнату своей девушки. И прямо напротив её окон, увидел антенну. Это длинная металлическая труба диамертом 40 мм и высотой метров пять. На конце трубы оперение из трубок. Видели, как лесенка. Я забрался на антенну и согнул её дугой так, что она опустилась до пятого этажа на уровне окна и остановилась лесенкой на уровне подоконника.
Я ночью смелый...Высоты не видно. Страха то же нет. А в голове полное отсутствие мыслей о возможности печального исхода.
Полез спускаться по антенне. Сполз в аккурат напротив окна. А оно закрыто. А я на антенне. Руки дрожать начали и ноги срываться. Ну думаю довыёживался, Серёга.
Не придумал ничего лучше, как постучать в тёмное окно.
Постучал...Кто то пошёл открывать дверь...А там никого...Руки и губы задрожали разом. Девушка легла...Я стучать. Она к двери. И так раз пять –шесть. Проснулись другие. На них страх напал. Но молчат...Не вякают. Кто то под кровать полез, а кто то под одеялом спрятался. Потом до кого то дошло, что стучат в окно. Но открывать его не спешат. Боязно... А мне и смех и грех.
Открыли потом, когда сам сказал кто я и как я. Всю ночь девки не спали. Истории смешные и страшные рассказывали.
Под утро Серёга ушёл через главный вход. Патруль спал. Рассказывают, что патруль креститься начал всем составом во главе с капитаном и в церковь ходил. Свечи ставил. А девки наши масло в огонь подливали и про не чистую рассказывали, как она к ним ночью в окно лезла, а они всем миром открестились.
Мы, когда ходили в общагу, на крышу глянули. Есть антенна погнутая. Не врал Серёга.
А с девушкой той они поженились и забрал он её к себе в хохляндию.
Если разобраться, то настоящие мужики и в армии не пропадут. И приключений найдут на свою...голову.

Alexander

Не все что кажется плохим таким является. Я будучи офицером Российской армии как то забирал из Белгородской учебки солдат, для дальнейшей службы в моей части.
Всех бойцов поделили на 2 группы, половину мне, половину второму офицеру из другой части.
Когда бойцы моей группы спросили где они будут служить, я ответил что На Кавказе.
Вся моя группа тут же схватилась за телефоны.
Уже через 15 минут начальству учебки начались звонки от генералов-депутатов-бандитов что именно этого бойца отправлять на Кавказ ну никак нельзя. В итоге я два дня переоформлял людей ибо постоянно были такие звонки и меняли мне бойцов в группе.
Когда я забрал наконец сформированную группу я отвез их на Кавказ. А точнее на Черноморское побережье Кавказа в СОЧИ. Где они благополучно отслужили положенный срок в субтропиках на берегу Черного моря.
А вот вторая группа которая отмазалась от "Кавказа" уехала на Тикси за полярный круг!
Мораль: Не пытайся перехитрить судьбу, она все равно хитрее!

Alexander

Едем тремя авто к одному знакомому на дачу помочь по строительству.
Ключевой момент: все бывшие сослуживцы, старпёры, моряки-подводники.
Всей толпой набились в две задние тачки, а в первой машине опустили сиденья и положили на них здоровенный синий кислородный баллон для газосварки. И дружно втопили 90-100 км/час.
На первом же крутом повороте баллон покатился по салону и впечатался в стойку. "Жигуль" встал на два колеса, как в автородео, и, не снижая скорости, по дуге улетел в кювет. Пробороздив там десять метров, красиво затормозил в сосну, и баллон с шелестом ушёл в лес через лобовое стекло.
Мы подбежали к "Жигулёнку" с криками:
- Ты как? Живой?!
Водитель открыл безумные глаза и белыми губами пробормотал:
- Торпедный отсек - докладываю: торпеда отстрелена!

Alexander

Не моё, но расскажу от первого лица. Рассказ знакомого про армейские будни.

Армейская тупость? Ты просто не служил, потому не знаешь, как там всё происходит. В армии же главное - беспрекословное выполнение команды. Сначала выполни, а потом думай, если хочешь. Вот тебе пример. В нашей части стоял старенький УАЗик. Стоял он много лет, в итоге остался от него только кузов, всё остальное порастаскали. Со временем часть обнесли новым двухметровым забором, в котором сделали новую калитку, по ширине чуть-чуть меньше, чем ширина УАЗика.
Однажды от местного начальства в лице майора пришел приказ: убрать кузов с территории части, сколько ж можно его терпеть?
Наутро прапорщик подозвал нескольких бойцов и передал им приказ начальства.
- Товарищ прапорщик, так ведь он в калитку не пройдёт!
- Сам знаю, что не пройдёт.
- А зачем тогда его двигать вообще? Пусть валяется себе дальше.
- А майору ты это сам лично скажешь? - прищурился прапор.
Нрав у майора был не подарок, за подобное "хамство" можно было заработать несколько нарядов.
- Нет, - пошёл на попятную боец. - Но что же делать? Ведь не пройдёт же!
- Не пройдёт, - снова согласился прапорщик, размышляя о чём-то. - Значит так! Берёте УАЗ и ПЫТАЕТЕСЬ пропихнуть его в калитку, вовсю изображая старание. А я пока за майором схожу. Задача ясна?
- Так точно! Разрешите приступить?..
Спустя 15 минут прапорщик и майор наблюдали следующую картину. Четверо бойцов подносят УАЗ к калитке передом - УАЗ упирается. Солдаты чешут репы, меняются местами, поворачивают УАЗик задом и пытаются пропихнуть его в проём другой стороной, естественно неудачно. Снова чешут репы, ставят УАЗ на попа, толкают в проём... меняются... чешут... тянут...
Прапорщик молчит. Он умный, он знает, что говорить сейчас нельзя. Это должно быть решение майора. Наконец майор произносит:
- Что, не проходит в калитку?
- Никак нет, товарищ майор.
- Хм, да-а-а... И забор высокий, не перебросить...
- Никак нет, товарищ майор.
- Ладно, бросайте его накуй! - произносит майор и уходит.
Кузов этот и по сей день там стоит, ржавеет.



В армейке послали нас, молодых зелёных солдат, штук 5 на хоздвор, выбрали, кто покрепче. Задача была - загрузить в бортовой ЗИЛ несколько свиней. Свиньи были в самом соку, килограмм по 300 с лишним. Так просто на ручки не возьмёшь и за борт не закинешь. Откинули задний борт, положили на него доски. Подтягиваем свинью, пытаемся затянуть по доскам. Она не идёт ни в какую. Часа три возились, выдохлись, вымазались все. Тут деревенский мальчишка лет 10 подошёл, посмотрел, доел яблоко и говорит:
- Помочь?
Мы злые, уставшие:
- Уйди, пацан, не мешай!
Тот пожал плечами, сел, смотрит, ржёт. Мы психанули, типа:
- Хули ржёшь, иди помоги, раз такой умный.
Он взял ведро, говорит:
- Вертайте свинью жопой к доскам.
Ну, это легко, поставили свинку в позу задом наперёд. Пацан ей ведро на голову бац, свинья задним ходом в три прыжка хоп и в кузове. За 15 минут всех погрузили.


СХОДА НЕТ
«Секрет военного искусства заключается в том, чтобы быть сильнее неприятеля в нужный момент в нужном месте.»
(Наполеон Бонапарт)
Брал я интервью у старшего лейтенанта Максима.
Максим на камеру красиво рассказывал о родном корвете, о ближайших творческих планах своей «БЧ» и вообще о нелегких морских буднях, но вдруг, его бровки сделались домиком и старший лейтенант, глядя куда-то мимо камеры, уже без пафоса выдал: - «Бля, нет, только не сегодня! Валера, только не сегодня! Я же нахер сопьюсь с твоими бабами!»
Оглядываюсь, за моей спиной стоит и лыбится другой старший лейтенант, Валера. Он демонстрирует из под тужурки коньячное горлышко и приговаривает: - «Надо, Федя, надо...»
Максим:
- Сегодня же футбол. Я пива купил, рыбки, семечек, в конце концов... Может, ну его на фиг, а?
Валера:
- Армянский, пять звезд, он знаешь как под семечки идет? А на футбол забей, я потом тебе позвоню и счет скажу?
Максим:
- Засунуть бы тебе этот коньяк... ладно, давай сюда, кобель. Иди, не мешай, видишь, интервью даю.
Довольный Валера вручил другу коньяк, наскоро перед нами извинился и моментально исчез.
Максим поставил бутылку у своих ног, поинтересовался: - «Не попадет ли она в кадр?» опять сделал для интервью официальное лицо и продолжил рассказ о славных боевых традициях их корвета.
Я не выдержал приступа любопытства, остановил оператора и спросил у Максима:
- А, что это сейчас такое было?
Старлей дождался когда на камере погас красный огонек, снова вышел из образа, улыбнулся и сказал:
- «Это» называется - сам пропадай, а друга выручай. Каждый раз, когда этот кобель Валера гуляет от своей жены, он ставит мне коньяк, чтобы я в этот день не приходил домой, а ночевал на корабле.
Просто наши жены родные сестры и конечно же друг дружке доверяют. Ну и вот, когда Валера решает сбегать "налево", он звонит своей жене и говорит: - «Дорогая, сегодня не жди, у нас на корабле жуткий аврал, так что схода на берег не будет»
А его жена, тут же перезванивает моей и перепроверяет: - «Твой Максим дома?»
Моя-то родную сестру никогда не обманет.
Вот и приходится из-за этого, бля, Казановы, ночами в каюте коньяк в одинаре лакать, да и без жены холодно с корабельной вентиляцией.
А сегодня по телику футбол...

Alexander

Чего ради я вспомнил эту не смешную историю? Во-первых, пару месяцев назад напоролся в ютубе на беспредельно наивное, тупое и пропагандистское видео "аK-47 vs M-16". Посмеялся — к этому видео даже комментарии закрыты, и правильно — ржать там есть над чем с начала и до самого конца. Во-вторых,
совсем недавно довелось пошастать по паре сайтов на тему оружия и посмотреть комментарии, касающиися АК-47, -74 и так далее, в форумах. И вот тут я уже помрачнел. И решил выложить этот случай из жизни: хотите, верьте, хотите — нет. Дело ваше.
Было это в далеком 75-м или 76-м году, осенью. Место действия: военный аэродром рядом с городом Балхаш, стрельбище. Действие: плановые стрельбы. Кто служил, тот знает. Стреляла ТЭЧ авиаполка. Командиром ТЭЧи был капитан К. , и тут же крутился его сын — на вид перво- или второклассник, не старше. Стрельбы подходили уже к концу, перед огневым рубежом встала последняя шеренга бойцов и прапорщиков, и тут капитан вдруг поманил мальчишку к себе и поставил его в эту шеренгу. Через полминуты он же взял у кого-то из рядовых автомат и вручил мальчишке. А еще через пару минут ему был дан рожок с патронами. Ни много, ни мало — 22 штуки, капитан патронов не пожалел.
Старшина, проверяя готовность к стрельбе, немного задержался около мальчишки. Но тот явно сделал все правильно — видимо, насмотрелся за почти два часа на остальных. И, получив толчок в пятку в качестве разрешения на начало стрельбы, снял автомат с предохранителя, деловито хлопнул затвором, и начал куда-то целиться. После первого выстрела — было видно, как дернулся у него в руках автомат, и как прикладом мальчишке двинуло по плечу — он мотнул головой и налег на автомат сильнее. Потом, через еще пару выстрелов, перенес левую руку под цевье и прижал автомат сильнее к вещмешку с песком. А еще через три-четыре выстрела вдруг приподнялся, слегка повернул автомат, щелкнул предохранителем... и начал стрелять очередями. Очередями по два-три выстрела! На этот момент уже почти все отстрелялись, и многие смотрели только на него. Было ясно видно — мальчишка не просто куда-то стрелял, он в что-то целился! Единственный раз он выпустил очередь из четырех пуль, и было видно, как в детских руках автомат на третьем и четвертом выстрелах подпрыгивает выше и выше — хорошо удержать его он не мог. Но никто не мог увидеть, куда он попадает — грунт бруствера, влажный по осенней погоде, проглатывал пули без облачков пыли или грязи.
Наконец, патроны у него тоже кончились, смена поднялась и отправилась к мишеням. Капитан неспешно отправился следом. А там один из лейтенантов, наскоро отметив попадания в двух первых, сунулся к третьей — в нее должен был стрелять сын командира. И через полминуты, внимательно осмотрев даже все уже отмеченные мелом дырки, сделанные предыдущими стрелками — а вдруг сдвоилась какая-то? — разочарованно протянул что-то вроде "ну да ладно, что там... ", и шагнул к следующей. В третьей мишени не было ни одной дырки, пацан промазал все! . . У следующей стоял один из прапорщиков. И до сего момента тоже смотрел не на свою мишень, четвертую в ряду, а на третью — ведь всем было интересно, что получилось у мальчишки. Лейтенант начал считать и отмечать попадания прапорщика, считая вслух: "Одна, две, три, четыре... пять... погоди, а это что? . . "
Через полминуты выяснилось, что мальчишка стрелял не в свою мишень, а в соседскую. Он просто так решил! Еще через минуты три-четыре в ней насчитали двадцать два свежих попадания. Шесть из них принадлежали прапорщику — с этим спорить никто не стал. У него было шесть патронов.
Семилетний (может, восьмилетний) мальчишка сделал остальные шестнадцать. Из двадцати двух выстрелов, при этом большинство — очередями. Из того самого АК-47.
К чему я это здесь рассказал? Да просто грустно стало читать на оружейных сайтах, как вроде бы уже не дети рассуждают о том, что "Калашников" плох. И грустно оттого, что кто-то бездумно верит тупейшей пропаганде, как в том видео в ютубе. Плохому танцору сами знаете, что мешает.
Спасибо за внимание.

Alexander

На военной кафедре был начальником полковник Белов. И как-то он изрёк эпохальное: "Связь - это нервы армии". Естественно, это решили увековечить в плакате.
Нашли студента с художественными задатками, который быстро вырезал буквы и разложил их на листе ватмана, после чего со спокойной совестью пошёл пить пиво.
Вернувшись, приклеил и повесил лист, куда надо.
Через какое-то время раздаётся полковничий вопль:
- Где этот мудак?!..
Оказывается, пока автор плаката пил пиво, кто-то поменял местами буквы Б и Е в фамилии полковника.
Что стало с тем студентом, история умалчивает...

Если ты за 15 минут успел оттрахать 1000 человек и вообще не устал, значит ты - командир части и только что провел построение полка.

Крупные войсковые учения.
Генерал вызывает командующего артиллерией:
- Почему до сих пор не начата артподготовка на левом фланге?
Тот бежит запрашивать по рации командира артиллерийского батальона. Возвращается с докладом:
- Товарищ генерал! Вы вчера на совещании уделили большое внимание вопросам маскировки...
- Ну, и...
- Так эти уроды, мать их, так замаскировали гаубичную батарею, что до сих пор сами её не найдут...

Во дворе сидит дембель ВДВ при полном параде в окружении пацанов...
Один его спрашивает:
- А правда, что во время первого прыжка с парашютом не страшно, а по-настоящему страшно становится при втором прыжке?
- Ерунда! - отвечает дембель. - Действительно жутко становится при ПОСЛЕДНЕМ прыжке...

Советская Армия, 1963 г. Крохотный ракетный дивизион ПВО. Старшина с мрачным видом бродит вокруг колодца (единственный источник воды). Колодец глубокий с воротом, цепью и ведром. Я: "Товарищ старшина, что потеряли?" Ст.: "Уронил ключи с печатью - не знаю как доставать..." Я: "Шинель поменяешь на новую - достану твои ключи!" Ст: "Конечно! Но там же глубоко и вода ледяная!!" Я: "Мои проблемы. Иди за новой шинелью, а я доставать буду". К возвращению старшины с шинелью я при помощи суровой нитки и здоровенного магнита из ЗИПа вытащил: ключи с печатью, пару ржавых вёдер, крюк от пожарного багра и всякие ржавые железяки. Новая шинель была достойной наградой за смекалку. Про магнит я, конечно, промолчал.

Солдаты-староверы укрылись в лесу и продолжают носить портянки и строить генералам дачи.

Дело было во времена моей службы в армии. Попал я тогда в учебку, что была расположена в поселке под Калининградом. Там этот случай и произошел.
Был у нас в роте прапор один, хозчастью заведовал, про него и рассказ. Спалились мы тогда с корешем моим, с Серегой Ореховым. На КПП дежурили и оба враз вырубились, заснули попросту. А тут прапор этот нам на беду и нарисовался. Будить нас, сволочь, не стал, а вертушку железную, что на проходе стояла, снял и в кусты рядом забросил. А потом уже звонит со своей каптёрки, мол, что там у вас, воины, всё ли нормально? А как оно нормально, когда вертушки нету?!!
Короче, за этот косяк он нас к себе в помогайки на всё воскресенье и определил отрабатывать. А делать надо было вот чего:
Стоял у нас за гаражами стол один. Старый, древний, наверное, ещё со сталинских времён там стоял, аж в землю ушёл на треть ножек. Сам весь здоровенный такой и тяжелый, больше центнера весом точно, потому как весь из железа сваренный, ножки из трубы, а полотно сделано из цельного листа металла сантиметров пять-шесть толщиной не меньше, что в раме из уголка лежало. Даже и не лист, а станина от станка какого, скорее всего.
И вот понадобилось ему этот стол к себе на хоздвор перетащить, что нам соответственно с Серёгой и было поручено.
Адская задачка... его с места-то сдвинуть хера с два получится, не то, что на хоздвор утащить на двести метров.
Но что делать, залёт есть залёт. С час мы его только из земли выкапывали, до мозолей кровавых докопались, пока его полностью не вырыли.
Ну, а дальше началось самая жуть. Поднять его вдвоём нереально, толкать только. Часа два его пихали, метров на пятнадцать кое-как сдвинули, хорошо обед подошёл. После обеда ещё метров на пять протолкали, а сами уже никакие, бензин кончился, вымотались. Тут прапорила наш подгрёб, что, мол, так долго копаетесь, спирохеты бледные, да я в ваши годы... Серёга ему говорит, так понятно, товарищ прапорщик, со стороны-то оно виднее, сами бы попробовали, тоже бы, поди, сбледнели по-быстрому.
Тот аж взвился: - Что!? Вы что, салаги, думаете, я мало чего за всю службу перетаскал, что ли?!! А ну-ка, беритесь вдвоём спереди, а я сзади возьмусь, увидите, как оно делается!!
А сам он, надо сказать, довольно здоровый был жлобина, что есть, то есть. И вот мы с Серым спереди ухватились, а он сзади взялся. Ну, втроём, понятно, оно легче пошло, уже хоть стол поднять можно, да понемногу вперёд пронести. Так мы и начали его перетаскивать, а прапор ещё сзади покрикивает, давай, мол, недоноски, не тормозите, вперёд, вперёд!!
Так бы мы, наверное, этот треклятый стол и дотащили, но тут произошло следующее: Орех вдруг споткнулся и, бросив стол, с размаху плюхнулся на землю. Я, само собой, тоже свою сторону выпустил. Ну и стол, естественно, на землю грохнулся, гравитацию же никто не отменял.
Дальше события развивались ещё стремительней. При ударе сама эта станина железная, что в раме из уголка лежала, внезапно подпрыгнула, вылетела из рамы и снова обратно брякнулась. И всё бы ничего, но у прапора нашего оба больших пальца по инерции под неё проскочили, вот их сверху этой дурой и накрыло, он только хрюкнуть и успел.
И это бы ещё ладно, чего-нибудь бы, поди, подсунули, да освободили, но при падении стол этот умудрился одной из своих ножек пробить какой-то кабель, что, под землёй проходил.
Мать, земля моя родная!!! Зрелище было - Голливуд отдыхает. Прапора трясло как Каштанку, а вырваться из-за прижатых пальцев он просто не мог. Вытаращив глаза, он глядел на нас и, вероятно, что-то хотел сказать, но из горла у него вырывался только какой-то хрип - ужас!! Что-то нужно было срочно делать, но мы оба стояли, словно окаменев. Что с нас было тогда взять, вчерашние дети, по сути.
Первым очнулся Орех. Метнувшись к висевшему неподалёку пожарному щиту, он одним движением сорвал с него совковую лопату, и резво подбежав к прапору сбоку, что есть силы, шарахнул ему лопатой по груди. Прапор чуть стих, сменив хрип на какое-то бульканье, но продолжал подёргиваться, потихоньку закатывая глаза.
Тогда, видимо, не в силах больше наблюдать происходящее, Серёга снова схватился за лопату и по-богатырски ею размахнувшись со всей дури заехал прапору точно в ухо.
Зачем он врезал ему в ухо, я, честно говоря, до сих пор не понимаю, скорее всего, от отчаяния. После, кстати, он и сам не мог ничего объяснить.
Но визуально, надо признать, этот могучий удар выглядел потрясающе, хотя и был, увы, малоэффективным. Единственно, чего Орех им добился было то, что прапор рухнул на колени и, полностью вырубившись, замолчал совсем.
Тут Серёга повернулся ко мне и, выпучив глаза, заорал не своим голосом:
- А ты, хули, стоишь-то?! Тащи топор!!
Я в страхе кинулся к щиту за топором, думая, что неужели Орех собирается отрубить прапору пальцы??!!
Наверное, так бы оно и было, но тут на наше, как теперь я понимаю, счастье мимо шёл сам командир нашей роты. Сумев быстро оценив ситуацию, он выхватил у меня топор и, как-то ловко подсунув его под раму, высвободил прапоровы пальцы, после чего тот мешком бухнулся на спину.
К этому времени к нам уже сбежался народ и прапора, подняв на руки, толпой утащили в медпункт к нашему фельдшеру.
Закончилась эта история так. Прапора наш фельдшер, определив у него сотрясение мозга, а также повреждения и ожоги рук, повёз в город в больничку, где тот потом и провялился две или три недели.
Комроты велел притащить пару круглых бревен, и по ним мы стол накатом минут за пятнадцать, правда, уже вчетвером и перевезли. Да ещё пять минут потратили, чтоб ровно его выставить. Там и стоит сейчас, стопудово.
Самое интересное, что нам с Орехом в тот раз ничего и не сделали. Попросту замяли всё втихую, как оно обычно в армаде и бывает.
Вот такая вот тогда была история. Эх, хорошо, всё-таки в армейке было....
Ну, вот и всё... всем удачи...


Alexander

Хоть "караул" кричи.

Опять из бесед с Гордеем.
-Макс,а ты в караул ходил в армии?
-Один раз. Больше не посылали.
-Отличился?
-А как же! Нарушителя задержал.
-В отпуск пошел?
-Спасибо,что не на дизель.
-А что так? Положено ж.
-На мое "положено" там куй наложено. Замполита я батальонного заловил. Он ночей не спал-все волновался:бдим мы в караулах или дрыхнем бессовестно? Вот и зашуршал гадюкой в камышах. А тут я...
-И что?
-А по Уставу:Стой кто идет!,Стой,стрелять буду!
-А он?
-А он там что то грозное рек из кустов про руководящую роль партии .
-И?
-А в караульном Уставе-про партию не слова. Как и про голоса из кустов. Вот,если б он куст поджег...тогда я бы , пожалуй, задумался , а так-дал предупредительный впритирку над фуражкой и мордой в стылую грязь положил. Потом все дозвониться до караулки не мог.У нас стрельбище было-через забор,там палили непрерывно. Так что на выстрел никто не бегал.
-Со связью проблемы?
-Со скукой. Мне еще два почти 2 часа стоять предстояло. Чего ради я себя такого развлечения должен лишать? Замполит ничком в грязи -да я на эту картину вечно любоваться был готов! Часа полтора я его там вымачивал:за это время майор всю лужу впитал шинелкой. И задубел оной. А то повадился,понимаешь,недремлющим оком моргать . Большой брат. Вот я и дал ему поразмыслить,что в теплой коечке куда как поуютней лежится ,чем в холодной луже под прицелом у психопата с ружжом.
-И чем дело кончилось?
-Да ни чем. Прибежали наши,отодрали заледеневшего комиссара от грунта и в санчасть понесли. У него руки-ноги не гнулись,сам ходить не мог. А лицо,лицо-то какое было! Сколько там страсти! У нас потом экскурсии ходили-посмертную маску замполита глядеть. Он в грязи так натуралистично отпечатался...Ну как живой прям....
Одна беда-воспаление легких схватил. Нет,не тот нынче замполит пошел! Нежный какой-то,комнатный.Оранжерейный. Как орхидея. Годится только для украшения отапливаемых помещений.Часок на свежем воздухе полежал -и в больничку на месяц. А вдруг война?! Вдруг Родина в окопы позовет? Это что получается-через час войска без партийного пригляда окажутся? А кто будет наглядную агитацию творить? Боевые листки писать? А?
-Ты чего разошелся-то?
-Да это я так отвечал,когда на меня после орали. Мол,мало ли что. А вдруг коварный враг старенькую маму замполита захватил в заложники и ко мне сердягу отправил? Откуда я знаю? И,пользуясь его сыновней любовью и моей недисциплинированностью разграбит вражина склад продовольствия? А? Пожрет,гад,картоху-моркву, комбижиром закусит и звиздец нашей боеготовности!
-И что тебе было?
-Да ничего. Поорали-да отстали. Я Устав наизусть знал-не дошебешься. Но в караулы больше не ставили.
-Повезло тебе. Я вот на Севере полтора года через день-на ремень яйцами звенел.
-Сочувствую. А у вас были такие энтузиасты-проверяльщики?
-А как же. Командир роты. Он разведчик бывший и как литр примет его в разведку тянет неодолимо. В "лешего" обрядится и давай на караулы нападать. То автомат стырит,то магазин отстегнет.
-А чего не пристрелили?
-Да не. Он хороший. Только по пьяни дурной. А так проспится, звиздюлей выпишет,и все вернет. Мы проверяли-если бдительность проявить-он сердитый потом неделю ходит.
А так подкрадется,палец к виску приставит ,да как заорет
-А!!! ТЫ УБИТ!!!
Потом засмеется как ребенок и убежит. И все довольны. Мы его старательно не замечали. Чего хорошего человека не потешить,коли на него блажь нашла?
-Прям идиллия.
-Да какой там. Задолбал , надо сказать,основательно. Пил-то он регулярно,потому у нас эти казаки-разбойники через день.Ну я и решил все это прекратить.
-Моим методом?
-Я что-дурак? С комроты отношения портить?
-Спасибо.
-Пожалуйста. Не,я умнее все обустроил. Начал с тонкой лести. Мол,тащщ капитан,вы такой смелый человек,мы прям все вами восхищаемся... Тот надулся поначалу,это мол что...а потом заинтересовался-чего это мол я смелый? Ну,как же,говорю,у нас тут в округе медведь-шатун шляется,привлеченный запахами солдатской столовой,а вы по ночам бесстрашно наши караулы проверяете...
-И что,купился?
-А что не купиться? У нас медведи на помойку частенько наведывались. Плюс я там народ подговорил-как капитан мимо прошел,так все о медведе говорят. То там его видели,то здесь. Потихоньку у капитана в подкорочку медведя в спячку и положили.
-И разбудили?
-А как же! Смотрю,как то комроты навеселе. Ну точно сегодня в разведку пойдет.
Вот мы ему медведя и показали.
-Не понял? У цыган арендовали что ли?
-Своими силами обошлись. На татарина одели шинель,ватник и караульный тулуп наизнанку вывернутый. И в любимые капитановы кусты посадили.
-Хы. И что,похоже?
-В темноте,да по пьяни сойдет.
-И?
-Ну капитан в кусты заполз,а на него Хабибулин как выскочит,да как заревет!
-Сильно!
-Хабибулин в роль вжился. Озверел прям.Правда он ,кажется, с гориллой роли перепутал. Я вот даже в цирке не видел,что бы медведи ревели,да в грудь себя кулаками колотили. Потом он еще зачем то снег загребал лапами и в ярости над собой подкидывал.
-Капитан не просек?
-Капитан так бежал,что сапог потерял.
-Офицерский? Хромовый?
-Он самый.
-Погоди. Гансы их же "внатяг" надевают. Его же снять целая проблема...
-Сами окуели. Но после этого командир к нам-ни ногой.
-Ты мне комплекс неполноценности родил. Выходит,я дебил-что ли?
-Макс,это новость только для тебя. Для окружающих это давно это "реальность,данная нам в ощущениях..."

Alexander

Семидесятые годы. Дальний Восток, аэродром морской авиации флота. При подвеске в бомбоотсек Ту-16 срывается и падает на бетонку торпеда. Все залегли... Тишина. Hарод постепенно начинает приходить в себя. В это время молодой лейтенант-двухгодичник вспоминает, что в жизни всегда есть место подвигу. Hеожиданно он вскакивает, подбегает к торпеде, выкручивает взрыватель, и, как гранату, бросает как можно дальше. Удивительно, но лейтенанта даже не побили. А ведь могли. Зима-то была снежная, и весь личный состав полка последующие три дня разгребал двухметровые сугробы, пока "секретное изделие" не было найдено.

Крупные войсковые учения.
Генерал вызывает командующего артиллерией:
- Почему до сих пор не начата артподготовка на левом фланге?
Тот бежит запрашивать по рации командира артиллерийского батальона. Возвращается с докладом:
- Товарищ генерал! Вы вчера на совещании уделили большое внимание вопросам маскировки...
- Ну, и...
- Так эти уроды, мать их, так замаскировали гаубичную батарею, что до сих пор сами её не найдут...


Когда-то знакомая по старой работе, кажется Наташа, рассказала мне такую историю. Была она замужем за офицером, большим любителем выслужиться перед начальством, но не самым умным даже по меркам армии. Так вот, дослужилась она с ним до целого майора. И как-то назначили его дежурным по штабу округа. День прошел нормально и наступила ночь. Сидит себе в кабинете дежурного, пуговицы на кителе расстегнуты чуть ли не до пупка, в руках сигарета, на столе консервная банка полная окурков. Расслабился, словом. И тут прибегает солдатик:
- Товарищ, майор, начальник штаба идУт.
Майор моментально погасил сигарету, быстро оправился, привел себя в порядок, сделал служивое лицо. А с окурками-то что делать? Выкинуть – не успевает. Тогда он, недолго думая, окурки запихнул в карман кителя. Едва успел, а тут как раз генерал заходит.
Майор доложил по уставу, как положено, что, мол, все в порядке. Генерал что-то спросил, принюхался и спрашивает:
- У вас, майор, что-то горит?
- Никак нет, товарищ генерал, это я так на службе горю.
- Раз так, то молодец, майор, продолжайте дежурство в том же духе.
И ушел. Майор глянь в карман, а там действительно образовалась здоровенная дыра от тлеющих окурков.
Приходит он после дежурства домой, снимает китель, подает жене: заштопай, мол, дыру.
Наташа посмотрела и спрашивает:
- Что, майор, опять горел на работе?
- Уж очень ты, Наташа, острая на язычок.
- А ты - самый тупой майор ПрикВО.

Alexander

В продолжениe истории про торпеду:
Автор ПОДАРОК ВЕРНЕРУ написал: Семидесятые годы. Дальний Восток, аэродром морской авиации флота. При подвеске в бомбоотсек Ту-16 срывается и падает на бетонку торпеда. Все залегли. Молодой лейтенант-двухгодичник подбегает к торпеде, выкручивает взрыватель, и, как гранату, бросает как можно дальше.
В этой истории есть еще немного скрытого юмора.
Был в подобной ситуации. 1987 год. ЧФ. Балаклавская база подводных лодок. Загружаем боевые торпеды в торпедный отсек подлодки. Нас в отсеке 5-ро: два стажера курсанта минно-торпедной БЧ и три матроса срочника. Курсант Жека, мой друг, берет кувалду и со всего размаха бьет этой самой кувалдой по боеголовке торпеды.
Матросы мгновенно попадали и прикрыли головы руками. На ногах остались только я и Жека.
"Сволочь ты, Жека!!!!" - кричу ему на весь отсек,- "Матросы ж не знают, что торпеда становится на боевой взвод только после 500 оборотов винта!!!"

Alexander

С Вовкой я познакомился на сборах. Он был лет на 10 старше меня и служил еще в 60-ых в одной из трех «придворных» дивизий – в Кантемировке. Ему «повезло» захватить самый последний призыв, когда служили три года. Представьте чувства этих ребят – они дембеля, но с ними поедут домой и те, кто на год моложе. «Абыдна, да?!»
Вовка, по его словам, сидел на губе два раза. Один раз – за дело, выбросил в окно столовой кусок брынзы, которую ненавидел, а тут как раз мимо шел зам. по тылу. Кормили-то их отменно, и сыр давали, и шоколад. Но съесть требовали все. Мол, народ от себя отрывает, а вы это в мусор?! Второй раз он влетел ни за что. Получили они новые РЛ станции П-18. Вовка уже третий год служил, был сержантом и старшим в расчете, так что, он ездил станцию получать. Говорит, крутились-крутились на «техничке», по времени заехали уже Бог знает куда – в кунге же ничего не видно. Вылезают – батюшки, в Мытищах.
Получили станцию, пригнали ее в часть и начали расконсервацию. Дня через два неожиданно является как бы с инспекцией полковник (зам. по вооружению) и еще куча всяких прихлебателей с ним. Офицеры – они ж как дети, служба нудная, а тут новая игрушка. Начали они по станции лазать. Вдруг полковник показывает на огнетушитель и требует: «Опробовать!» Вытащили на улицу, попробовали – ни шиша. Попробовали другой – то же самое. Вскрыли – а там спирт под горлышко. Вовка тут же получает пять суток ареста – вроде, его нычку нашли, которую он на заводе сделал.
Правда, он всего трое суток отсидел. Стали вскрывать ЗИПы, а там поверх запасных блоков – печенье в пачках и конфеты россыпью. И записка, что это подарок солдатам от рабочих завода. Не зря тогда замполиты говорили и на плакатах писали: «Народ и армия - едины!»

Alexander

СРОК ДАВНОСТИ

"У царя Мидаса ослиные уши"

Мне оставался всего лишь месяц до дембеля и я со своими товарищами по счастью, выполнял последнее послушание.
На высокой - высокой горе, недалеко от славного города Батуми, мы строили одну секретную вещь, чтобы прикрыть от дождя и снега, другую секретную вещь.
Но вдруг, на глубине около метра, наши лопаты наткнулись на целую кучу разных других секретных вещей с колесами, осциллографами, медными трубками, толстенными кабелями и прочими зелено-ржавыми военными прибамбасами. И весь этот странный культурный слой уходил куда-то к центру земли на неустановленную наукой глубину.
Делать нечего, пришлось докладывать старлею – командиру нашей точки.
Старлей пришел, спрыгнул в яму, нехотя поковырял находки ботинком, выругался и пошел звонить начальству.
Информация дошла аж до великого и могучего зам. командира бригады по вооружению – полковника Сикорского.
Не прошло и пяти часов как седовласый старик Сикорский, лично прибыл на нашу гору на своем уазике.
Он был опасным и злым, как жених наступивший на дерьмо.
Сикорский схватил лопату, слегка поковырялся в открытом нами военном археологическом слое, и долго-долго матерился. Старлей внимательно слушал его, кивал и скромно подтверждал: «Так точно, товарищ полковник, так точно»
Рано или поздно, матерные слова у полковника иссякли и он крикнул своему водителю:

-Не стой, паразит! Срочно мне связь с комбригом!

Водитель громко «естькнул» и засуетился с рацией.
Он подергал длинную антенну, пощелкал тумблерочками, пошипел динамиком, все наладил, побубнил в микрофон, получил ответ и доложил шефу, что комбриг «на проводе»
Сикорский взял микрофон:

- Здравия желаю, товарищ полковник. Сикорский говорит. Прием.
- Да, Николай Валентинович, я вас слушаю. Прием.
- Товарищ комбриг, я нахожусь на Мтирале и у меня просто зла не хватает. Я же вам дал четкий приказ: «Все станции разобрать до винтика и что можно, пустить в дело!» А вы что сделали? Просто все закопали чтобы я не нашел!? Как это понимать?
- Ах-а-ха-хах! Николай Валентинович, простите засранца. Но вы тоже, знаете, поставили мне нереальные сроки. Что было делать? А – ха- ха - ха! Обещаю загладить свою вину хорошим коньяком, тем более что срок давности уже вышел. Прием.
- Да, товарищ полковник, вы засранец, по другому и не скажешь. Я сегодня же к вам спущусь, поговорим. Прием.
- А – ха – ха- ха ладно, я вас жду с коньяком, все. Конец связи.

Мы слушали этот странный разговор, переглядывались, верили своим ушам, но не могли поверить своему двухгодичному армейскому опыту. Картина мира рушилась. Полковник Сикорский, конечно же мужик крутой, к тому же, как и мы, тоже дембель. Не сегодня – завтра уходит в отставку. Но, черт возьми, как он может отдавать приказы своему прямому начальнику комбригу - полковнику Орлову, да еще и называть его засранцем? Хрень какая-то.
Я поискал внутри себя маленькие кусочки храбрости, собрал их в один дрожащий комок и все-таки отважился спросить:
- Товарищ полковник, разрешите обратиться.
- Ну?
- А разве заместитель командира бригады по вооружению, может что-нибудь приказывать командиру бригады?
Сердитое лицо Сикорского неожиданно потеплело и он ответил:
- Ха-ха-ха, в принципе не может, но чего на свете не бывает? Сто лет назад, вы все тогда еще в школу не ходили, а я уже был полковником и на этой же должности. А теперешний комбриг Орлов, был тогда всего лишь капитаном – командиром вашей точки. Вот я однажды нагрянул к нему с проверкой, накрутил хвоста и приказал разобрать на запчасти две или три снятые с дежурства станции. А этот засранец, по-тихому все спрятал под землю. Вот же ленивый говнюк!
Теперь придется вам, ребятки, все это потихоньку выкапывать.

Эй! Ты чего там, заснул? паразит! Сворачивайся, заводи, поехали в бригаду...