Армейские истории

Автор Alexander, 14 января 2012, 23:09:27

« назад - далее »

0 Пользователи и 1 гость просматривают эту тему.

Alexander

В Советской армии, служа срочную я попробовал себя качестве художника. И вот, первое серьезное задание: плакат 5х4 метра, воин показывает на тебя пальцем и вопрошает какую-то благоглупость, вроде ."ты подшил воротничок ?!".
Щит мне сколотили быстро, загрунтовали еще быстрее - ведро краски вылили и шваброй разогнали, так что я по нему скользил как конькобежец. Лежит этот "холст" на полу бокса в автопарке, пару ведер с разными красками есть, пора творить. Людей с натуры я пару раз рисовал, а плакаты никогда. Правил рисования лица толком не знал. Нарисовал как смог. Все, вроде, на месте, пропорции соблюдены, пару раз по решетке под потолок лазил, чтоб взглядом охватить, стоя на нем ничего не понятно. На следующий день повесили. День удался. Веселилась вся часть. По незнанию, я в глазах нарисовал целиком круглую радужку, не обрезал ее веками сверху и снизу. И глаза получились соверщенно безумные. Замполит полка устроил мне грандиозный втык, плакат сняли, глаза я поправил. А тут, как раз, отличился художник-дембель-узбек. Он писал плакат с цитатой из Горбачева-генсека и текст не влезал. Не долго думая, маэстро его подредактировал, чтоб влез. Замполит чуть слюной не захлебнулся. Это заслонило мою оплошность.
А замполит нашу часть потом прославил. Разобрали по его приказу старую дорогу из бетонных плит, и эти плиты навтыкали по всей части. И мы эти плиты разрисовывали картинками трех типов: воин, ракета, воин с ракетой. Единственное строжайшее требование - чтоб ракета на нашу не была похожа ни капельки. После этого нашу часть в дивизии прозвали Островом пасхи.
Все что не делается - к лучшему. В этом лабиринте, убегать от дежурного офицера стало проще.

Alexander

В полку, где я служил, проводили кросс на 10 км. Приехала инспекция с генералом во главе на наши военные мучения посмотреть. Генерал добрый. Шутит. Офицеры смеются. Как по команде.
Сержант Доценко нам говорит:
- Бежать надо не ногами, а головой.
Короче, срезали мы несколько километров. Никто ничего не заметил. Офицеры довольны: не добежавших до финиша нет.
Только майор из штаба округа, который всей этой беготнёй руководил, что-то истошно орёт и кулаком кому-то грозит. В кулаке у него секундомер.
Подходит к этому майору с секундомером генерал и сурово спрашивает:
- В чём дело?!
Секунд-майор рапортует:
- Половина участников забега установила новый мировой рекорд!
Знаете, что ответил ему генерал?
Он спросил:
- А почему только половина?

Alexander

Прочитал давеча интересную историю про случай на границе с росомахой. И вот, с вашего позволения, выкладываю свою. Служил я на Кольском полуострове, в городе Оленегорске. Точнее сказать, под Оленегорском, на «точке». Обычная военная часть, казарма, ДОС, техздание, баня, кочегарка. Кроме этого была ещё теплица и свинарник, стоявший чуть в стороне от КПП.
Скукотища на «точке» смертная и вот приноровились мы летом устраивать себе что-то типа пикника, для чего делали следующее - какое-то время, те, кто стоял на КПП докладывали дежурному по части, что по ночам в лесу возле поста замечается какое-то движение, сопровождаемое жутким и пугающим воем, принадлежащим, скорее всего, росомахе.
Ввиду того, что армия была тогда еще советская и интернациональная, изображали этот вой все по своему и росомаха, в зависимости от национальности рассказчика, выла то с волжским, то с эстонским, то с грузинским акцентом.
Подготовив, таким образом, нужную почву, очередной дневальный по КПП, в заранее обговоренное время проковыривал дыру в латаном-перелатанном заборе у свинарника и выпихивал в неё подходящего хряка, пинками загоняя его в лес, так как добровольно идти в лес сам свин, как правило, наотрез отказывался. К тому же, ввиду того, что свинарник находился далеко от кухни, то, часто не доходя до него, дневальные, что кормили свиней, оставляли их без обеда, втихаря вываливая бак с отходами где-нибудь по дороге. Вследствие этого наши свиньи были весьма спортивными и поджарыми и запросто могли перемахнуть через забор обратно в свинарник.

После того, как кэпэшник отгонял хряка в лесок, он звонил дежурному офицеру, докладывая об очередном свином побеге. А в этой ситуации, учитывая возможность нападения на хряка кочующей поблизости росомахи, весь свободный личный состав части немедленно посылался на поиски сбежавшего имущества.
Дальше схема была отработана: все разбегались в разные стороны, собираясь в заранее оговоренном месте на озере, где всё уже было готово для пикника: банка браги из местных ягод, сало, картошка, а также и сковородка и специи. Обычно с картошкой жарили грибы, которых было столько, что брали одни шляпки, и доедали всё то, что присылали нам из дому.
В часть, отдохнув таким макаром, мы возвращались уже за полночь, докладывая о тяжелых и безрезультатных поисках удравшего хряка, который, впрочем, к тому времени сам уже обычно возвращался из леса и все в итоге оставались довольны.

Такую фишку мы успели провернуть уже пару раз за короткое кольское лето, и хотели повторить ещё, как вдруг к нам на «точку», сразу после училища, назначили нового ретивого и вредного летёху. В наши байки о росомахе не верил и требовал веских доказательств её присутствия. Будучи от природы человеком въедливым, он где-то даже вычитал, что росомаха, на самом деле не воет, а якобы как-то там по-особому плачет.
Дальнейший летний отдых был под угрозой и мы, посовещавшись, решили соорудить в лесу, вблизи КПП что-то вроде её лежбища и предъявить его лейтенанту. Наш кочегар, казах Курмангалиев, что разбирался в охоте, посоветовал, расцарапать, словно когтями какой-нибудь пенек, подбросить клочки шерсти и обязательно звериные фекалии. Звери, мол, так свой дом и метят.
Так и постановили. С зимнего овечьего тулупа надёргали шерсти, штык-ножом почикали подходящий пенёк возле КПП, а вопрос со звериным дерьмом поручили решить самому Курмангалиеву, в кочегарке у которого жил наш единственный на «точке» пёсик Мишка.
К поставленной задаче Курмангалиев подошёл со всей серьёзностью и, отобрав за пару дней лучшие, на его взгляд, Мишкины какашки, искусно вылепил из них несколько шариков, коими, по его мнению, и гадит такой зверь как росомаха.
Полученный продукт он решил для достоверности подсушить на крыше кочегарки, где и спрятал его прямо за трубой.

Парень он был добросовестный, поэтому весь этот день периодически залазил на крышу проверить своё творчество. Увы, сделать это незаметно у него не получилось. Увидев, как время от времени Курмангалиев шныряет на крышу, его, как на беду, спалил всё тот же вездесущий летёха и, решив, очевидно, заработать очки перед командиром части, наутро выстроил всех нас у кочегарки. Кроме, присутствовавшего на построении командира части, подошёл ещё и наш замполит-особист, которому лейтенант, вероятно, тоже уже успел стукнуть.

Вызвав из строя Курмангалиева, летёха показал ему кулёк с сушёным псевдоговном росомахи и ледяным тоном вопросил:
- Товарищ солдат, вы знаете, что это такое?
Курмангалиев побледнел и ответил первое, что мог придумать.
- Никак нет, товарищ лейтенант.
На что лейтенант понимающе усмехнулся, оглянулся на замполита, затем оглядел наш строй и неожиданно для всех заявил:
- Вы что думаете, товарищ солдаты, я не знаю, что ЭТО такое? Вы думаете, я в наркотиках не разбираюсь?
По всей видимости, лейтенант решил, что в пакете был насвай, который, несмотря на проверку посылок, иногда пытались прислать солдатам из наших тогда ещё азиатских республик.

И тут, решив как видно преподнести всё происходящее как можно эффектней, лейтенант, пристально глядя в глаза испуганному Курмангалиеву, не торопясь достал из кулька средних размеров шарик, так же медленно положил его к себе в рот и начал жевать.
Мы все просто замерли от увиденного. Особенно бедный Курмангалиев, который от страха совсем побелел и почти уже падал в обморок.
Пикантности ситуации придал подошедший с кочегарки Мишка, что махая хвостом, прошёлся вдоль строя, и подозрительно принюхиваясь, остановился возле жующего его экскременты лейтенанта.
Примерно через минуту этой немой сцены начали хрюкать старослужащие, вслед за ними и все остальные и вскоре весь личный состав нашей части издавал отчаянно заглушаемый хохот, неумолимо перешедший в дикое ржанье.
Летёха, до которого, наконец-то дошло происходящее, густо и багряно покраснел, выплюнул остатки «наркотика» на землю и, отдав честь командиру с замполитом, попросил разрешения удалиться.

Вот такая вот был у нас нехитрая история. Спустя примерно неделю после этого случая жизнь на нашей «точке» снова спокойно пошла по кругу, поскольку незадачливого говноеда-лейтенанта командование перевело от греха куда-то под Кандалакшу, как будто его и не было.

Alexander

Флотская история3. Про торпеду.
Случилось это в 1993 году, во Владивостоке на самой заре моей флотской лейтенантской юности. Сам я непосредственным свидетелем этого события не был, но последствия видел собственными глазами. В то время о ней шумел весь ТОФ.
Я по специальности не минер торпедист,
и поэтому прошу простить за технические неточности. Итак...
Коля был молодым старлеем, год назад закончившим ТОВВМУ, что во Владивостоке. Ему крупно повезло (но скорее всего помогли конечно же) и он попал служить на один из придворных кораблей, что стояли на 33-м причале, прямо напротив штаба ТОФ. Везение это, надо сказать, очень сомнительное по причине того, что такие части (а корабль это воинская часть) постоянно находятся под пристальным вниманием штабистов и "избалованы" постоянными комиссиями, проверками, и прочими военными "прелестями" службы в образцово-показательной части.
Коля давно уже сдал устройство корабля, матчасть и был допущен к самостоятельному проведению занятий по специальной подготовке с личным составом. На том занятии Коля рассказывал устройство и принцип действия торпедного аппарата. Военные, как и любые другие, практические занятия подразделяются на три этапа: рассказ, показ, практическая отработка. Рассказ прошел гладко. Матросы были в основном второго года службы, и все это уже видели и слышали не по одному разу. Коля же в свою очередь материал знал твердо, поэтому рассказывал подробно и вопросов ни у кого не возникало. Правильно, а кому охота в десятый раз слушать одно и тоже. Подошли ко второй части занятий — показу.
Надо заметить, что накануне (о чем впоследствии, естественно, дознались компетентные органы) Коля бухал с товарищем в кубрике. Пили они спирт. Закуски почти не было. Приключений тоже. Просто выпили поллитра и расползлись по шконкам ко сну. Обычный день, обычный вечер, обычная пьянка, хоть и на придворном корабле. После спирта, если кто не знает, мучает дикий сушняк. В отсеке жарко. Голова гудит. Хочется пить. Но пить нельзя. У спирта такой эффект, что если с похмелья водички попил, то развезет хуже вчерашнего.
Коля, произведя определенные манипуляции с торпедным аппаратом, дослал болванку (на занятиях используются болванки без заряда) в аппарат, закрыл крышку и сопровождая техническими терминами показ, нажал на кнопку пуск...
Дело в том, что торпедный аппарат всегда заряжен. Не торпедой, конечно же, а сжатым воздухом. Болванка пошла... . ! Шла она недолго и через 20 метров застряла в соседнем корабле ниже ватерлинии. Он тоже стоял на 33-м причале, совсем рядом.
Коля только через секунду (после гулкого удара за пределами своего корабля) понял, что что-то пошло не так. Все ринулись на палубу. У соседей полным ходом уже шла борьба за живучесть корабля, раздавались крики, команды и отборный мат...
Виновного искали не долго. Через час его увез в неизвестном направлении уазик военной прокуратуры. Почему в неизвестном? Да потому, что подобные происшествия расследует отдел военной контрразведки. Потом приехали за командиром и старпомом. Их тоже увезли. Потом за помощником командира по воспитательной работе... . Короче, взяли всех, кому Коля подчинялся или с кем дружил. Даже всех матросов, присутствовавших на Колином занятии, и тех увезли.
Прошло два дня. Из Москвы, из управления военной контрразведки при главкомате ВМФ прилетела ответственная серьезная комиссия во главе с целым контр-адмиралом. Колю доставили на корабль для разбора на месте преступления. Адмирал, хоть и контрразведчик, попался шумный и норовил дать Коле то под дых, то леща. Кричал про диверсию и про то, что он лично Колю на рассвете расстреляет, если что. Наверное, этот контр-адмирал никогда не служил на кораблях и ничего в устройстве как корабля, так и торпедного аппарата не понимал. Но от этого Коле было не легче. Он стоял в своем, теперь уже наверно бывшем, заведовании и ему было тоскливо. В отсек набилось человек 15. Все в погонах с большими звездами, а самый старший (контр-адмирал) орет и отвешивает лещей. Хочет, чтоб Коля показал, как он умудрился подбить соседский корабль.
Коля начинает рассказывать, что и в какой последовательности он делал на том злосчастном занятии, но адмирал не унимается. Орет — х@ль ты мне рассказываешь?! Показывай, урод, бл@ять, недоделанный! Коля производит все те же манипуляции, но кнопку пуск не нажимает естественно. Адмирал, злой как собака, опять орет — И ЧТО! ? КУДА ТЫ НАЖИМАЛ У@БОК? ?! Коля показывает пальцем — на кнопку... НА ЭТУ ЧТОЛЬ?! орет адмирал и нажимает кнопку пуск... .
Торпеда пошла в следующего соседа. Того к тому времени отогнали в ремонт.
Итог: Коле объявили НСС, а адмирала уволили без пенсии. Мораль: нехера руки совать, куда не знаешь : ))))

Alexander

Случилось это во времена моей службы в армии. Сами знаете, под дембель начинаешь придумывать себе всякие развлечения и способы приятно провести время. Так вот одним из таких способов было протаскивать в казарму женщин не совсем тяжелого поведения. Так бы все это и продолжалось тихо-мирно, пока однажды нас (дембелей, около 5 человек)не попалил дежурный по бригаде. Ну он мужик нормальный был, так для виду повыступал, но предупредил, еще мол раз такое увижу демобилизация может отложиться на пару тройку месяцев. Далее, вобщем, сама итория.
Девочек-то охота, а через дверь не проведешь. Ну придумали сумку — типа "мечта оккупанта" привязывали стропами от парашютов и спускали ее через окно, благо второй этаж, не высоко. Девочки по одной забирались в сумку и мы их благополучно поднимали, после так-же спускали вниз. В тот страшный день ответственным по бригаде был злющий майор (жизнь его обидела, подполковника не давали, вот он и ходил злой как собака). Короче усек он как мы девочек поднимаем, подкрался он по тихому, девочек отогнал и залез в сумку. На улице темно и сверху не видно кого поднимаешь. Так вот подняли мы его до уровня нашего окна. Он как заорет на нас. Ну а мы как правильные солдаты встали по стойке смирно... Итог: по трое суток гауптвахты на каждого и сломанная нога майора.

Alexander

Про чесотку


Когда коту нечем заняться, он чешет гениталии, а вот рядовой Алтынбаев нашел еще более интересное чесательное занятие. Он чесал шинель...

Процесс был сложен и долог. Сначала надо было договориться с водителями автороты на предмет бессрочного взятия в аренду металлической щетки-сметки, затем вымочить ее в керосине, почистить и обрезать до необходимых чесательных норм. Обрезание проводилось индивидуально каждому металлического волоску специальными обрезательными щипчиками. Спустя пару недель рядовой Алтынбаев настолько повысил свою квалификацию обрезальщика, что мог бы легко разбогатеть в солнечной Израильщине, прикинувшись хирургом.

Но это было только начало процесса. Дальше мудрый сын пустынь должен был подготовить собственно шинель: сварить ее в слабом растворе хлорки, причем так, чтобы рыжая шинель побелела равномерно. Это была первая серьезная трудность - шинель не пролезала в чайник, а других кипятительных приборов рядовой Алтынбаев в своей жизни не видел.

Задумавшись на долгих пару дней, защитник Родины вспомнил заветы пророка Мохаммеда про гору. Гордясь своей сообразительностью, он бухнул в чайник хлорки, вскипятил и начал поливать шинель...

Сначала его били чайником солдаты, так и не вняшие воплям про красоту и дезинфекцию, но это были только цветочки - бойцы уже привыкли к его странностям и прошлись по телу вяло и беззлобно. Ягодки начались, когда старший прапорщик Кабан (а фамилии он соответствовал на все сто) увидел результат дизайнерских трудов подчиненного. Чудо, явившееся его взору, больше всего напоминало благородного оленя с голубыми погонами - куча белых пятен и подтеков на рыжем фоне. Сходство сильно усиливали торчащая из воротника шинели голова с большими и удивленными глазами да помятый чайник на ремне.

Взревев так, что заглушил все взлетающие истребители, прапорщик кинулся на рядового Алтынбаева и затащил того в каптерку. Дальше он провел душевно-прикладную беседу на тему сельского и лесного хозяйства, во всяком случае из-за двери между всхлипов и воплей можно было уловить cлова "дерево" и "баран".

Ничто не может сделать цель такой манящей, как трудности на пути к ней.

Через какое-то время у доблестного авиатора почти перестали болеть синяки и начал открываться правый глаз. За все время вынужденного безделья у организма рядового Алтынбаева исправно работали только две функции - пищеварительный тракт (ну, с ним все понятно - переводить пищу на гумус можно в любом состоянии) и пытливый мозг - кость, которую так и не смогли расколоть кулаки страшного прапорщика.

Не дожидаясь, пока откроется левый глаз, и на ходу зализав раны, наш герой решил воззвать к коллективному разуму и направился к своим землякам в кочегарку. Коллективный разум постановил, что многострадальную шинель надо кипятить в ванне, которую установили когда-то для помывки кочегаров. За то недолгое время, пока она использовалась по прямому назначению, ванна приобрела радикально угольный цвет и если ее не отмывать, то появлялся неплохой шанс получить отличную черную шинель служивого морской авиации. Но так как рядовой Алтынбаев был патриотом ПВО, ванну было решено отмыть. Идти к старшему прапорщику Кабану за кислотой посчитали неразумным решением, и братья-верблюдоводы взялись за наждачку...

Через еще какое-то время ванна была готова, и доблестный боец понес свою шинель на следующую технологическую операцию. Нести он решил ночью, тайно и быстро. Это была глобальная ошибка, т.к. кратчайший путь к вожделенной ванне лежал через рулежки самолетов, которые именно ночью и охранялись...

"...Автоматная очередь рвет тишину..." - судя по-всему, именно эту песню он напевал, лежа мордой вниз на рулежке, пока к месту событий бежал караул.

В тот день помощником дежурного по бату заступил лучший друг рядового Алтынбаева - старший прапорщик Кабан. Выслушав от дежурного по полку много интересного и заполнив необходимые бумажки, он пошел вытаскивать своего подчиненного. Через полчаса, получив вволю пинков от роты охраны, рядовой Алтынбаев снова оказался в родном батальоне в крепких и дружеских объятиях командира. Почему-то его это совсем не радовало, а искрометный мозг мгновенно выдал предварительный расчет - еще неделю про шинель лучше не вспоминать...

Предчувствия не обманули, и шинель пришлось отставить в сторону еще на неделю - все-таки тяжело что-то делать с почти закрытыми от фингалов глазами, разве что жрачку по запаху находить, впрочем, нос тоже изрядно побаливал...

В этот момент даже пытливый и вечно неунывающий мозг героя был готов впасть в уныние, но спасение пришло как всегда неожиданно - в виде непонятно как и во что одетого земляка-стройбатовца, заблудившегося в горах. Что делали в этих богом забытых местах работники лома и мотыги, никому было неизвестно, но то, что стройбат горазд на выдумки, знали даже ослы у арыка. За скромную цену рядовой Алтынбаев сторговал себе покраску и химчистку...

Запершись в боксе от старшего прапорщика, боец начал любовался собой. Шинель получилась странно светло-рыжего цвета и с легкими следами предыдущих измывательств.

Наступил светлый период жизни. Каждый вечер защитник Родины садился поудобнее и под заунывный вой "Велик мой груз - тяжел арбуз..." начинал ЧЕСАТЬ. Он чесал справа-налево, слева-направо, вдоль и поперек. Даже во сне он продолжал чесать. Окрестные коты пачками умирали от зависти - такого почесона им никогда не испытать.

Наконец ворс достиг необходимой величины и теперь вместо оленя доблестный боец напоминал орангутанга-альбиноса, слегка заляпанного чем-то белым на брюхе. Гордый собой до невозможности, он явил себя под светлы очи офигевшего батальона. Из чьего-то изумленного рта выпал окурок. Это был пронзительный момент триумфа сына пустыни. Закрыв глаза, рядовой Алтынбаев понял, что чувствовал Тамерлан, глядя на покоренный город... Приятно грело в груди и шумело в ушах от приветственного крика толпы: "Горишь ведь, идиот!!!". Открыв глаза, он понял, что приветственный вопль предназначался отнюдь не Тамерлану...

На ветру начесанный ворс вспыхнул мгновенно от пепла с сигареты. Не разбирая дороги, рядовой Алтынбаев сходу понеся к пожарному пруду и погрузился в него с головой.

Старший прапорщик Кабан, вышедший на шум у курилки, увидев слегка обугленного водоплавающего горилло-орангутанга в ушанке со звездой, только и смог что махнуть рукой и ласково по-отечески выматериться...


(с) Tezka

Alexander

По поводу презервативов, натянутых на сосуд Дьюара, как говаривал
великий Константин Сергеевич - "Не верю!!!!". Т.е. натянуть, конечно,
можно, а вот сохранить азот - вряд ли. Презервативы очень быстро
раздуются, замерзнут и лопнут. А вот вам вдогонку на ту же тему. В
войсковой части одна умная голова придумала тренировать личный состав в
стрельбе, используя воздушные шарики. Как на стендовой стрельбе по
тарелочкам - шарик запускается, ба-бах - попал - шарик лопнул, нет -
дальше летит, ждет своей пули. Идея немедленно получила развитие -
заменить шарики надутыми презервативами - дешевле и веселее. Проверили -
всем понравилось, и молодой безусый лейтенант из двухгодичников был
отправлен в ближайшую аптеку с целью оптовой закупки нового вида
вооружения. Он долго отнекивался, но ему доходчиво объяснили, что там,
где он теперь находится, приказы не обсуждаются, а выполняются, причем
быстро и точно. Ну, пришел бедолага в аптеку, послонялся по залу,
собрался с духом, и попросил у продавщицы ящик презервативов. Когда та
удивленно спросила: "Зачем вам столько?!", он честно ответил: "Для
тренировки".........

Alexander

Случилось это все в те же благодатные советские времена и, естественно,
в Советской Армии, в которой пришлось мне коротать время двухгодичником
после университета.
Ракетный дивизион обладает помимо всего техникой НЗ на случай самой
настоящей войны. У нас это были ГАЗ-66 с тентом и набитым битком
снарядами для спаренной зенитной установки кузовом, сама установка и
принадлежащий всему этому оружию сопроводительный шанцевый инструмент,
то бишь: лопаты, ломы и др. вкрай необходимые инструменты войны.
Время от времени бригаду посещали проверяющие, главной задачей которых
была необходимость накопать замечаний для последующего мощного
вздрючивания старших офицеров, так как расслабление в мирное время -
основная причина проигрыша всех войн.
При очередной проверке 1-го дивизиона, командира которого по причине
отпуска замещал боевой офицер майор Кучуков - коренастый мужик с
агрессивным характером, проверяющий (не менее злой по жизни
майор-штабист) решил довести дело до полномосштабной звездюлины коллеге
по защите Родины.
При получении дивизионом всего трех замечаний, звездюлина совершенно
неизбежна, а сама суть замечаний на собраниях не рассматривалась, важно
было количество.
Ворвавшись в боксы с НЗ, проверяющий как кондор первым делом вцепился в
лопату, которая торчала в держаке сбоку ГАЗ-66 и начал диктовать
помощнику приговор: "1 - черенок лопаты имеет заусеницы, краска слезла;
2 - жало (металлическая заточенная часть) лопаты ржавое и несмазанное; 3
- ЗИП лопаты (представьте себе, что даже у лопаты есть запасные части:
непосредственно в том месте, куда крепится черенок, есть выступ, служащий
не только ребром жесткости, но и местом, где хранится запасной щуруп)
отсутствует. Товарищ майор - вашему дивизиону двойка!"
Майор Кучуков, наблюдая эту картину краснеющим от злобы лицом выдает:
- Хрен вам, товарищ майор!
Вырывает из рук помощника лопату, как метатель копья забрасывает ее за
забор части и, тыча в блокнот помощника, диктует:
- Пиши "Нет лопаты" - 1 замечание!
В этот день больше замечаний дивизиону не накопали, за что звездюлину
получил проверяющий.

Alexander

ЗГВГ. Расшифровывается "Западная Группа Войск в Германии". Наших войск.
В тогда еще ГДР. Наши солдаты что-то крадут из немецкого магазинчика.
Приходит немецкий полицай (или милицай? уже забыл) с переводчиком
и начинает расспрашивать наших офицеров. Те, конечно, ничего не знают,
честь мундира все-таки (а солдат уже на губе), но с озабоченностью
обсуждают. Переводчик вдруг спрашивает, извините, вы все время используете
слово "спи*дили", а что оно значит?

Ответ замкомвзвода вошел в историю.

"Спи*дили" - это примерно то же, что и "украли". Но если просто украли,
то еще можно найти, а вот если спиздили...

Alexander

Рассказ "Парикмахер". Александр Викторов (Москва)

Было это в 1992 году. Только-только отрыдали траурные марши по умершему
СССР. Подводный флот постепенно стал киснуть на приколе. Гидравлика
осталась в Баку, комплектующие для аппаратуры в Киеве и Кишеневе.
Начались серьезные перебои с зарплатой. Да и что та зарплата, когда
инфляция по 40 процентов в месяц!
Командование 2-ой флотилии, что на Камчатке, понимало, что так долго
народ не протянет и решило облегчить подводнику жизнь. На ПКЗ 25 дивизии
открыли парикмахерскую, где за символическую плату можно было привести
себя в порядок. Мелочь, а приятно!
Работал, а точнее служил парикмахером на ПКЗ, замечательный парень из
самой Туркмении и звали его Сердар (вождь по-ихнему). Вот угораздило
парня, попал на флот на сломе эпох! За три года говорить по-русски
научился прилично, да и специальность «трюмный матрос» пришлась ему по
душе. В отпуске не был - далеко с Камчатки. Скоро ДМБ и командование
решило определить его в парикмахеры.
Так вот наступил у Сердара неминуемый Дембель. Приходит он в строевую
часть. Его спрашивают:
- Куда ВПД выписывать?
Он спокойным русским языком отвечает:
— Такой-то район, такой-то аул....
Посмотрели строевики в книгу, где все населенные пункты СССР и не нашли
такого аула.
- А далеко ли от твоего аула до ближайшего города?
- Ой, далеко...- отвечает матрос.
Мудрили долго. Ничего не получилось, населенный пункт пропал, а в личном
деле бойца стоит название военкомата маленького приграничного поселка.
Но это не то!
- Быть такого не может! - сказал начальник строевого отдела и достал
карту.
Информативность карты оказалась недостаточной. Взяли карту покрупнее.
Строевики гурьбой склонились над сложным перекрестьем меридианов и
параллелей. Нет такого населенного пункта!
Молодой старлей елозил взглядом вдоль границы Туркмении и Ирана. И вдруг
...его взгляд упал на сопредельную, иранскую территорию. О, ужас! Аккурат
в 10 километрах в глубине ее находился тот аул, о котором говорил матрос
подводного флота России Сердар.
Строевики застыли, тут и международным скандалом попахивает.
- Ты как в армию попал, сынок? - по-отечески изрек начальник.
- Я овец пас, неделю пас, потом, по горам ходил. Однажды люди в форме
подъехали, спросили как зовут. Я сказал Сердар. Сколько лет спросили, я
сказал 18. Они паспорт спросили, а я не знал, что такое паспорт. Он
посадили в машину и отвезли в город. Потом на самолет сюда попал.
- Ты, сынок, за дверью подожди...
Настроение испортилось совсем. По ряду прямых и косвенных признаков
получалось, что три года на секретной базе подводных лодок в должности
трюмного, служил Гражданин Ирана по имени Сердар.
- Что делать будем, товарищи офицеры?
- А что делать, каким военкоматом призвали туда и отправим, а там пусть
сам домой по горам добирается.
И поехал счастливый Сердар на родину к своим сестрам и братьям. Удалось
ли ему попасть в свой иранский аул - неизвестно. Через полгода в штаб
дивизии пришел запрос от туркменского КГБ, «не служил ли у нас некий
Сердар?». Ничего не ответил строевой отдел и ничего никому не сказал.
Ну не знал Сердар в какой он стране родился, зато воинский долг
исполнил, да еще как!!

Alexander

История эта произошла в бытность мою курсантом Харьковского ВВАУРЭ.
В нашей группе учился казах - Нарынбек Омуркулов. Парень он был веселый,
остроумный и просто хороший человек. Была у него одна особенность: волнуясь,
он начинал путать русские слова.
И вот однажды на одной из лекци он мирно задремал на задней парте в аудитории.
Пара закончилась, а в конце дежурный должен подавать команду "встать-смирно"
в ответ, преподаватель подает команду "вольно-разойдись".
В этот раз дежурным и был Нарын.
И вот звенит звонок. Все ждут, а в ответ, как говорится - тишина... Тут кто-то
сообразив толкает Нарына. Спросонья, он вскакивает и дурным голосом орет:
- Встать! Снять!
Все встают, минута молчания.....
Преподаватель, а это был подполковник Токайский, человек редкой находчивости
дает ответную команду:
- Вольно..... Одеть!

Alexander

Историю рассказал наш друг, офицер спецназа, побывавший во всех горячих
точках СНГ.
Ехал он со своей группой бойцов на БэТээРе по горной дороге. Встечают
отару овец. Отара перегородила всю дорогу, обтекает машину со всех
сторон, как поток. Машина идет медленно, еле-еле, в машине душно,
все(кроме водителя) сидят на броне. Вот у кого-то возникает мысль -
шашалык бесплатный мимо посто лавиной прет, как такое упустить? Народ
ушлый, придумали: несколько человек наряют внутрь БТРа, открывают нижний
люк, хватают первого подвернувшегося за густую лохматую шерсть и
втаскивают внутрь машины...
И вдруг оставшиеся снаружи видят, как их "лихие добытчики" буквально
вылетаю из верхнего люка на броню с перекошенными лицами и следами
борьбы на одежде. Естественно, все, кто это видит - оружие на изготовку,
к бою, где враг? %-О
А те от хохота не могут слова сказать.
Оказалось, что вместо барана, они в суматохе втащили в машину кавказскую
овчарку! :-) Веселье стало всеобщим: теперь надо было вернуть
пострадавшего в родную стихию. Но еще "веселее" было потом отмывать
кабину машины: бедолага "кавказец", с перепугу обделавшись, стал
метаться внутри БТРа в поисках выхода и успел все там уделать ровным
слоем дерьма до того момента, когда его смогли выпустить...

Вот такой "халявный шашлык" получился ;-)

Alexander

Далекие 50-е годы. Хищное око израильских сионистов и мирового
империализма недобро моргает на Египет. Истинный друг всех арабов СССР
решает снабдить своих прогрессивных друзей прогрессивной техникой и
высылает им корабли, полные МиГ-15. Через некоторое время после прихода
кораблей и отбытия в Египет группы натренированных в СССР египетских
летчиков из Египта раздается крик: "Вы шлете нам неисправные
бракованные МиГи! Летчики с трудом на них летают!" У нас, естественно,
возбуждение, требования снять к чертям собачим директора Комсомольского
авиазавода, но охладевают и решают послать в Египет специалистов и
заводского испытателя.
Приезжают на аэродром. Летчик, бывший фронтовик, матерится: "Да что же
вы несете... да у нас же любой летчик на МиГе... Да что у вас за
летчики... Да я вам сейчас класс покажу...". Подходит к самолету,
запрыгивает, стартует и взлетает. Обещанный класс в воздухе не
происходит и полет выглядит как-то бледно. Египтяне на земле пищат от
радости и торжествуют. Приземление. Летчик вылезает из самолета, садится
прямо на бетон и закуривает. Потом задумчиво произносит: "Беру свои
слова о ваших летчиках обратно... Летать на самолете в заводской смазке
и с узлами, заблокированными в транспортировочное положение, это надо
уметь..."
Оказывается, простодушные арабы сняли пару фиксаторов, что уж явно
бросались в глаза, а остальное оставили так. Смазку, изоленту, стопоры -
все оставили как было. И ведь летали!!! :-)

Alexander

Вспомнилась известная переводческая байка:
Конец восьмидесятых, нормализация советско-китайских отношений.
На переговорах делегаций министерств обороны двух стран советский генерал предлагает не возвращаться больше к теме трагических событий на острове Даманском. Произносит буквально следующее:
"Как говорят у нас в народе, кто старое помянет - тому глаз вон."
Китайский переводчик на голубом глазу переводит:
"Генерал Алексеев лично вырвет глаз каждому, кто ещё раз вспомнит про остров Даманский".

Alexander

О разности восприятия.
После армии мои друзья и знакомые рассказывали о том, что одним из самых сложных в их службе были 10-километровые марш-броски с полной выкладкой. Я служил в железнодорожных войсках, и у нас также раз в два месяца за провинности были такие марш-броски, но для меня это был отдых, это лучше чем кидать целый день лопатой щебень, таскать шпалы и рельсы.