Подборка смешных историй

Автор Alexander, 21 декабря 2011, 23:46:59

« назад - далее »

0 Пользователи и 1 гость просматривают эту тему.

Alexander

Сегодня у меня был самый лучший день в моей жизни. Стою я на остановке, ожидаю автобус. Тут подкатывает "Гелендваген", и в нём сидит мужик в дорогом солидном костюме. Ну и спрашивает у меня, как доехать до улицы Приборостроителей, 21? А я как раз там недалеко от этого дома живу. Я ему всё подробно объяснил, но он говорит: - Поехали со мной, покажешь. Подъезжаем с ним к дому, я вылез из машины и вижу, как моя бывшая девушка гуляет со своим парнем. Она тут же подходит ко мне и начинает расспрашивать: откуда и как так? А мужик на "Гелендвагене" ещё не успел от нас отъехать, и в это момент он смекнул, что нужно подыграть и говорит мне: - Шеф! Вас подождать или вы сами потом поедете по делам? И ключи от машины мне кидает. Вот в этот момент я конкретно подрастерялся... Ирина в слезах убегает, её парень за ней следом припустил, а я стою в ах*е, ну и мужик бьётся в истерике. Их лица нужно было видеть. Мораль - помогайте людям!

Alexander

Античная оргия.

Мало кто знает, что наш небольшой городок, где кончается железная дорога, одно время готовился стать побратимом греческого Александруполиса. Было это в самом начале восьмидесятых, на московскую Олимпиаду, когда со всеми странами, согласившимися отправить к нам свои команды, устанавливались дружественные связи, а многие города даже становились побратимами.

Тогда, как вы помните, порядка пятидесяти стран объявили нам бойкот и отказались присылать свои команды. Не приехала к нам в тот раз и команда Греции, но некоторые из греческих спортсменов по разрешению своего олимпийского комитета прибыли на Игры в индивидуальном порядке. Под эгидой этого проводился месячник советско-греческой дружбы и для взаимного ознакомления с жизнью, историей и культурой двух стран, городскому отделу культуры была поставлена задача отметить это событие какой-нибудь подходящей театральной постановкой нашего городского драмтеатра. Желательно с нейтральным древнегреческим сюжетом, так как на спектакль, возможно, приедут и греческие гости.

Понимая всю важность международной ситуации, к делу подошли очень ответственно. Созданная при горисполкоме специальная комиссия по культуре выбирала один из многочисленных древнегреческих сюжетов, коими полна была трудная, но прекрасная эпоха истории Афин. Остановилась она, в результате, на трёх основных вариантах.

Первым по списку шла пьеса современного греческого автора Дитриадиса «Свержение тирании Писистрата». Её отклонили почти сразу. Одним показалось неблагозвучным имя главного героя, другие же решили поостеречься, побоявшись возможных туманных параллелей с недавними временами. Кроме того, в пьесе присутствовала довольно фривольная, по тогдашним меркам, сцена с двумя фавнами и одной пастушкой, на которую, впрочем, было уже получено заочное согласие актрисы Лисичкиной, на всё согласной из любви к искусству и природного склада характера.

Но секретарь театральной партячейки Симонова, прочитав это место, пришла в ужас и возмущёно отреагировала:

- А потом она этими руками хлеб брать будет?!!! - и пьесу, в итоге, единогласно отвергли как оскорбительную и говорящую о лицемерии и полном отсутствии этических норм на Западе.

Затем задумали ставить моноспектакль «Ура!» советского драматурга Грызина, отражающий торжество победы над персами при Марафоне, где идеологически стойкий гонец, на бегу преодолевает всевозможные соблазны и произносит по пути правильные патриотические монологи. Но утверждённый на эту роль актёр Федулов как назло подвернул, будучи в подпитии, ногу и бегать на репетициях категорически отказался, альтернативно предложив существенную часть пути проскакать на лошади, с неё уже общаясь со зрителями. Этот вариант почти уже подписали и даже нашли для этого подходящую и смирную конягу, как вдруг чисто случайно выяснилось, что в Древней Греции верховая езда вообще не была известна, вследствие чего сама идея такой постановки концептуально провалилась.

В итоге остановились на трагедии Эсхила «Прометей прикованный», постановку которой доверили новому главному режиссёру Савушкину, недавно начавшему работать в нашем городском театре. В розданной всем членам комиссии аннотации было прописано, что титан-богоборец Прометей, этот символ самого радикального освобождения, казнимый за любовь к людям, бросает смелый вызов Зевсу и готов, невзирая на страшные муки, отстаивать свою правоту. Это звучало остро, современно, в чём-то даже по-ленински и пьесу утвердили.

Нового режиссера Савушкина, несмотря на его относительную молодость в театре уважали и признавали за большой талант. Без бинокля всем было заметно, что сам он живёт одним лишь искусством, всем ради него и жертвуя.

Во-первых, в отличие от своих предшественников он не жил с актрисой Лисичкиной, официально считавшейся главной роковой дамой театра. Сама Лисичкина была непременной участницей буквально всех театральных постановок, умудрившись стать настоящей музой для доброй половины предыдущих режиссёров.

В то же время новый главреж и не пил по вечерам водку с актёром Федуловым, чем грешила до него вся вторая половина режиссёрского состава, часто списываемого по этой причине подальше от греха с должности.
Возможно поэтому Савушкину, не раздумывая, и доверили заняться этой постановкой, отразив в ней весь революционный ход творческой мысли великого трагика.

Кто такой Прометей, ныне знает каждый школьник. По древнейшей версии мифа о нём, Прометей стащил у богов с Олимпа огонь и презентовал его людям, за что и поплатился. Это похищение огня все остальные боги-титаны сочли дерзкой и вероломной пакостью, совершённую Прометеем исключительно по причине его собственной природной вредности. И, невзирая на то, что сам он твердил о своём альтруизме, напирая на то, что огонь это общенародное достояние, за эту свою богомерзкую проказу Прометей был депортирован на Кавказ, прикован к скале и обречён на непрекращающиеся мучения - прилетавший каждый день орёл расклёвывал у Прометея печень, которая за ночь снова отрастала.

Возможно, стоит ещё упомянуть, что согласно другим античным источникам, в этой истории не обошлось, как водится, без слабого пола и мотивы похищения огня были не столь однозначны. Как и причины Зевсовой ярости. Некоторые догадливые летописцы даже полагали, что наказан Прометей был ещё и потому, что слишком уж увлёкся любезно помогавшей ему поджечь факел от солнца Афиной.

Вот, наверное, и всё, что мы с вами можем о нём вспомнить.

Савушкин же пошёл много дальше, надумав изобразить Прометея первооткрывателем всех культурных благ, научившего человека грамоте, строительству, различным ремеслам и сельскому хозяйству.
И если по Эсхилу страдания несчастного огнекрада длились до тех пор, пока богоравный Геракл не убил стрелой орла и не освободил Прометея, Савушкин же, предпочёл по-чеховски «обойти всё мелкое и призрачное», решив дать своему Прометею возможность героически умереть, провалившись в финальной сцене в царство смерти Тартар.

Медлить с постановкой новый главреж не стал, первым делом выбив себе в отделе культуры дополнительный бюджет на декорации, которые под присмотром художника-декоратора безотлагательно принялись возводить на сцене нанятая бригада шабашников.

По замыслу Савушкина фасад сцены должен был изображать скалистый хребет, с плывущими над ним грозовыми облаками. В центре композиции, на горной вершине, томился скованный цепями титан Прометей, молча взирая на происходящее внизу театральное действо. Вокруг скал не было никакой растительности, всё голо и мрачно. Лишь внизу виднелись лебеди, символизирующие бьющееся у подножия скалы суровое море. Сам же непосредственно Прометей приковывался к двери, расположенной сверху по центру скалы, и по плану Савушкина в финале драмы достаточно было настежь открыть эту дверь, чтобы под оглушительные раскаты грома Прометей провалился назад, - для зрителя это должно было означать его погружение в Тартар.

Вся эта задумка требовала незаурядных технических решений и вдобавок отнимала массу времени, которого и так оставалось совсем немного. Но всё же дело постепенно двигалось.

С реквизитом для актёров было легче. К счастью, древние греки одевались довольно просто, предпочитая, главным образом, хитоны и сандалии. И хотя готовых нарядов, конечно, не было, всё необходимое без труда отыскалось в нашем единственном городском универмаге. Сандалии театральный завхоз Кукушкин нашёл в обувном отделе, где кроме них и резиновых сапог другой обуви на полках просто не было. Зато сандалии были всех размеров и костюмерам оставалось только приладить к ним верёвочки подлиней для пущего сходства с древнегреческими.

С одеждой дело обстояло чуть посложнее. Практически весь представленный в отделе тканей ассортимент состоял из сатина в крупный горох, вряд ли подходящего для данного случая. В результате, для пошивки хитонов Кукушкин приобрёл постельные наборы из белой бязи, простыни и пододеяльники из которых и были впоследствии перекроены в классические древнегреческие одеяния.
На вопрос продавщицы, куда им в театр столько постельного белья, Кукушкин лишь подмигнул и отшутился:

- Оргию ставить будут. Античную.

Тем временем, разобравшись с декорациями и реквизитом, Савушкин перешёл к выбору исполнителей для всех задействованных в драме персонажей.
Начал он с роли, тайно тоскующей по Прометею, богини Афины. Её получила, как все, впрочем, и ожидали, актриса Лисичкина. Остальным претенденткам пришлось довольствоваться образом плачущих океанид, что полные сострадания должны приплыть к скале лить слёзы по мучающемуся титану.

Лисичкина, как и положено приме, нервничала и капризничала. Сначала ей не понравились сандалии, которые она находила похожими на тапочки. Ей почему-то хотелось, чтобы они имели хотя бы небольшой каблук. И если в этом случае её удалось убедить, что как раз обувь без каблука придаёт её походке особую плавность, то когда очередь дошла до причёски, Лисичкина проявила неожиданную твёрдость, категорически отклонив предложенный Савушкиным черноволосый парик, собранный в классический «греческий узел». Отстаивая свои вьющиеся светлые локоны, она даже выказала немалую образованность, напомнив режиссёру гомеровское выражение «златокудрые греки». С Гомером Савушкин спорить не стал, и Афина у него получилась блондинкой.

Сыграть кузнеца Гефеста, что выходит на сцену приковать Прометея, было доверено актёру Федулову. Учитывая его ненадёжную репутацию, с ним, на всякий случай, решили не рисковать, сделав его роль полностью бессловесной. Гефесту достаточно было сделать лишь несколько взмахов молотом, сопровождавшихся лязгом металла, после чего в свете вспыхнувшей рампы перед зрителями возникала скала со скованным цепями Прометеем, а сделавший своё дело Гефест покидал сцену.

Вместо Прометея к скале приковывали работника сцены Шнырёва. Платили ему за это, по тем временам, рубль сорок за репетицию. Савушкина он устроил по причине подходящей комплекции и личной своей немногословности. В театре Шнырёв общался, в основном, со своим приятелем Федуловым, который и пристроил его на работу. К актёрской среде он относился с определённой долей недоверия, не понимая их вечных мелких интриг и вечерних посиделок с долгими и нудными разговорами, в которых под портвейн выражалось представление о том, какой должна быть жизнь, если бы она отвечала их высоким целям и стремлениям.

На репетиции Савушкин, исходя из того принципа, что в любой, пусть даже немой роли должна быть своя собственная драматургия, велел Шнырёву постоянно молчать, и по возможности изображать на лице личностное превосходство Прометея над Зевсом, невзирая на своё недвижимое состояние.
Надо сказать, что к скале Шнырёва приковывали по-настоящему. Точнее говоря, привязывали верёвками, накручивая сверху бутафорские цепи. Делалось это уже со второй репетиции, по личному указанию Савушкина, не видевшего иной возможности бороться с бессознательной эротической привычкой Шнырёва почёсывать область первичных половых признаков. Привычку эту, несмотря на все запреты режиссёра, тот упорно демонстрировал, даже оставаясь на скале в одной набедренной повязке.

В целом же, своей постановкой Савушкин был доволен, по его мнению, впервые в истории нашего городского театра, совершался некий «театральный ренессанс», сулящий всем зрителям целый ряд ярких и запоминающихся актёрских работ.

Между тем, по городу поползли слухи, что в нашем театре готовят что-то фривольное. Вероятно, на их появление повлияли неосторожные шутки Кукушкина насчёт планируемого в театре античного безобразия.
А тут ещё местная критика написала о некоем актёрском прорыве и о превосходящей самые смелые ожидания, эстетической провокации молодого режиссера, в которой высокая нравственность будет гармонично сочетаться с физической красотой человеческого тела. По тем временам во всём этом звучало нечто сексуальное и в горком даже поступило несколько анонимок с просьбой разобраться в ситуации.

Получив, как тогда говорили «сигнал», на него тут же отреагировали, и на генеральной репетиции, на всякий случай, даже присутствовал инструктор из отдела по культуре.
Впрочем, просидел он недолго и, удостоверившись, что никто из актрис не носит, как писали анонимщики, подобно настоящим гречанкам, хитон прямо на голое тело, откланялся.

В любом случае всё это быстро стало главной городской новостью, разрастаясь как снежный ком и вскоре весь наш небольшой городок, где всё-то население составляет тысяч двадцать с собаками, был чрезвычайно всем этим взбудоражен. Местное население, отроду не посещавшее театр, на «оргию» дружно пошло. К предстоящей премьере в театральной кассе были скуплены практически все билеты, чего на памяти билетёрши вообще ни разу не было.

И вот настал день премьеры. Зал был полон. Такого наш городок не помнил давно. В первом ряду сидело всё городское и партийное начальство, а также прибывшие иностранные греческие гости – черноволосая и улыбчивая молодая девушка и спортивного вида мужчина с усами.

Наконец занавес открылся, и в полумраке зрители смогли увидеть созданные фантазией режиссёра декорации – горный хребет посреди пустынной и безотрадной местности. Под зазвучавшую грустную музыку на сцене появился Прометей, которого, прихрамывая, вёл на скалу Гефест-Федулов с огромным молотом на плече. Федулов, с которого Савушкин взял честное слово не употреблять до конца спектакля, выглядел при этом как-то особенно мрачно.

Они взобрались на скалу и Гефест, сняв с плеча молот, принялся за свою работу. Прометей, как полагается, молчал, ничем не выдавая своих страданий. За всё время, пока Гефест приковывал его к скале, у него не вырвался даже тихий стон.
После того, как невеселый Гефест ушёл, откуда-то сверху, под раскаты грома и вспышки молний прозвучал закадровый монолог Зевса-громовержца. К моменту когда его рассерженный голос стих на сцене появилась Афина и зал одобрительно загудел.

Лисичкина была неотразима в коротком хитоне, застёгнутом на правом плече блестящей застёжкой-фибулой. Особенно изящно выглядели браслеты в виде свернувшейся змеи, надетые на руки у предплечья и запястья. Сквозь белую ткань хитона ясно проступали её формы, а при ходьбе его несшитая сторона распахивалась, и были видны нога и правое бедро Лисичкиной. Видимо по этой причине дефилировала она по сцене правым боком заметно медленнее, томно обмахиваясь веером в форме листа.

Пофланировав так некоторое время, она подошла к скале, где обнаружив прикованного Шнырёва, горестно заломила руки.

– О, Прометей! – воскликнула она. – Как скорблю я, видя твои муки!

Прометей в ответ продолжал хранить глубокое молчание, его прерывал лишь неумолкающий шум моря, создаваемый звукооформителями.
Не дождавшись ответа, Лисичкина опустилась у подножья скалы на колени и начала оплакивать Прометея под вновь зазвучавшую тихую музыку.

До этой самой сцены спектакль шёл должным образом. И когда чуть заметно заколебалась скала, то никто ничего и не заметил, а если и заметил, то не придал этому никакого значения, думая, что так и надо.
Но именно в этот момент главный герой принялся всё делать по-своему, ломая мизансцены, и привычный всем образ восставшего титана несколько изменился.

Началось с того, что в наступившей тишине сверху раздался отчётливый голос Прометея:

- Падаю...

И снова после короткого молчания, но уже громче:

- Бляди, падаю...!

Первыми неладное почуяли зрители. Внезапно, на глазах у всего зала, висевший неподвижно бунтарь-мученик вдруг начал активно отковываться. Сперва он освободил правую руку. Затем перешёл на левую и, справившись с ней, занялся ногами. Скала уже вовсю раскачивалась и угрожающе скрипела.

За кулисами Савушкин, схватившись за голову, метался как раненый зверь, кляня подлецов-шабашников. В зрительном зале люди на первых рядах начали вскакивать со своих мест.

Афина, звеня браслетами, отбежала на безопасное расстояние, после чего, приняв красивую позу, издала долгий и пронзительный визг.

Прометею оставалось отковать левую ногу, когда скала вдруг страшно затрещала и вся конструкция с ужасающим грохотом повалилась вниз. К счастью Прометей к этому моменту успел полностью освободиться от цепей и верёвок и в падении броситься на подъехавший слева занавес, который подтащил к нему выскочивший на сцену Гефест с криком:

- Прыгай, Саня!!!

При прыжке набедренная повязка с Прометея полностью слетела и, оставшись в одних мятых семейках, он повис на бордовом бархатном занавесе, раскачиваясь на нём, как на качелях.

На этом спектакль «Прометей прикованный» закончился.

Такого шквала аплодисментов наш городской театр не видывал со времени дореволюционных гастролей Шаляпина в 1912-м году. Довольные зрители рукоплескали стоя, в том числе и иностранцы. И хотя на лицах греков, видимо знакомых с традиционной постановкой, и отражалось некоторое удивление, они дружно хлопали вместе со всеми.

Известно немало примеров ложных литературных реноме, как и в случае с Прометеем сведенных к одному лишь совершённому героем основному деянию. Но наш Прометей смог перешагнуть через стереотипы, превзойдя многих в своей славе, которая, надо признать, получила известность главным образом в нашем городке.

Ну, вот и вся история. Олимпиада в Москве закончилась, греческие спортсмены уехали домой, увозя с собою подаренные им сувениры, серебряную и бронзовую медали, и жизнь нашего тихого городка вновь пошла по кругу ровно в тех формах, каковыми обычно и живёт провинция, в лучшем смысле этого слова.

Alexander

Раз-два-раз и на матрас

Вот уже неделю как топ-темой в гаражах была Серёгина поездка в Тайланд, куда, несмотря на все его возражения, собралась его Наташка.

- Она думает я серебряное копытце - привычно жаловался он нам, копаясь под капотом - только ж машину купили.

Супруга его уже, как обычно, загорелась и никакие доводы об отсутствии в данный отрезок времени достаточных для поездки финансовых средств на неё не действовали. А большей частью попросту игнорировались. Когда ей что-либо было от мужа нужно, она всегда начинала жужжать ему на ухо, как парктроник, пока не добивалась своего.

Масла в огонь подливала его тёща, что всячески обостряла ситуацию своими едкими замечаниями. Серёгу она считала тюфяком и в выражениях с ним не стеснялась. Поэтому и жили они с ним, как змея с мангустом. В постоянной боевой готовности. Война велась по причине их психологической несовместимости, так ещё со свадьбы заладилось. Или вернее не заладилось, что неудивительно. Я со свадьбы тёщу его и помню. Такая комодообразная и громкоголосая тётка в балахоне, как у Пугачевой. Ещё тогда, увидев её впервые, я начал подозревать, что в голове у неё скачет весёлый белый коник. Работала она тогда кладовщицей в расположенной рядом с их деревней военной части и после долгого общения с солдатами у неё появилась заметная привычка командовать. С будущим зятем она общалась исключительно глаголами в форме повелительного наклонения, всюду суя свой нос и что-то постоянно советуя.
Такая соответственно свадебка и была. Всех присутствующих гостей Серёгина тёща тогда буквально достала, постоянно перебивая и ведущую и тостующих. Периодически, несмотря на запрет дочки, она пыталась запустить по столам "денежное дерево" для сбора денег. А после криков «Горько!» каждый раз громко добавляла: - дай вам Бог также сладко целоваться и в смертном гробу!

В начавшихся после застолья танцах она принимала самое активное участие. Наверняка при этом она себе казалась как минимум Шакирой, по крайней мере, танцевальный стиль у них был один. Только с разницей примерно в центнер. Но она, хлебнув лишнего, отжигала не менее самозабвенно, без устали отплясывая посередине зала и отлучаясь лишь за очередной рюмкой. Захмелев, в конце концов, она запнулась и, падая, умудрилась заехать плечом в стоявший на отдельном столе двухэтажный торт с лебедями, так что Наташке пришлось долго отмывать её наряд в туалете.
Ещё помню как в конце вечера, уже совсем готовая, она исполнила протяжную деревенскую песню, в которой воспевались прелести бытия селян, живших без забот и труда в песнях и танцах на лоне природы. После чего перешла на приглушенный плач со словами: - Наташка, будет бить, сразу к матери!
Думаю, запомнилась она тогда всем, не только мне.

Тем не менее, ангелы небесные пропели в свои медные трубы и Серёга женился. И первое время после свадьбы жил со своею Наташкой, в общем-то, без проблем. Ровно до того момента, пока через несколько лет его тёща, продав дом, не прикатила из своего Новоебуново. Их военную часть расформировали, и она, выйдя на пенсию, осталась без работы.

Совсем не изменившись за эти годы, она тут же принялась всеми командовать, и практически уже через неделю их с зятем отношения были сложными как японский мультик.
Серёга, как человек с изначально крепкой психикой, пробовал сперва не обращать на её дурки никакого внимания. Но это, увы, было никак невозможно, обладая диким природным энтузиазмом (что, видимо, у них семейное), она сходу начала лезть во все их дела. На Наташку она каким-то образом действовала как Медуза Горгона, практически полностью подавляя её волю.
Поселили они её в зале, где она заняла шкаф, заполнив его привезённой с собою одеждой и раскладной диван, к которому, по её словам, она никак не могла привыкнуть.
Вот с этого дивана она и взяла манеру комментировать всё, что бы у них в семье не происходило. Не осталась она в стороне и на этот раз.

- Настоящий бы мужик не мелочился, почку бы продал, а жену бы свозил - заявляла она дочери нарочито громко, так чтобы слышал и зять.

Как Серёга умудрялся её терпеть, было загадкой. Но он предпочитал сдерживаться, лишь по вечерам рассказывая нам в гаражах о своих семейных перипетиях.

- Вот же змея-говно - подивился Харя - почку - говоришь...

Харя, он же Витька Харитонов, это наш с Серёгой одноклассник, правда, доучился он с нами только до седьмого класса, после чего, метко запустив напоследок кактусом в директрису, навеки покинул стены любимой школы. Далее Харина судьба сложилась классически: детприёмник, малолетка, зона. К тому времени, когда он появился снова, мы с Серёгой успели отслужить, отучиться, жениться и родить детей. Освободившись, Харя выгнал из материной однушки жившую там к тому времени квартирантку, и поселился там сам. Недели две он, как водится, гулял до полусмерти, но потом взялся за ум, подвязал с бухлом и даже оформился сторожем на стройку неподалёку, с чем ему помог наш участковый Фёдорыч, который присматривал за ним после освобождения. Харю он знал ещё по детству, когда тот, выкрав у Фёдорыча фуражку, на спор наложил в неё кучу. Вот и курировал по старой памяти. Мы с Серёгой тоже старались как-то его поддерживать. С первого же его аванса, убедив Харю, что ходить сейчас в пиджаке и трикошках уже как-то не комильфо, мы повели его одеваться на «привоз», нашу нынешнюю тюменскую «толкучку», стабильно обеспечивающую работой тысячи китайских политзаключённых. Харя, имеющий собственный выработанный годами взгляд как на принятые в наши дни стили в одежде, так и на мир моды в целом, превратил тот поход в неожиданно любопытный процесс.
От обычных классических джинсов он сразу с негодованием отказался.

- Нахер мне синие, я чё пидор?

По той же причине ему не подошли и ботинки со слегка зауженными носами, как и куртка с белым меховым воротником, что начали носить той осенью. И ещё множество фривольных с его точки зрения вещей.
В итоге, для Хари, давшего по ходу шопинга всем кутюрье и их модным домам краткие и непристойные характеристики, были приобретены пара чёрных джинсов, чёрная джинсовая куртка, две пары чёрных носков, чёрная адидасовская футболка, и чёрные же тупорылые ботинки-гады. Во весь этот наряд, никоим образом, по мнению Хари, не покушавшийся на его гетеросексуальность, он обрядился там же на рынке, прямо в кабинке платного туалета, выйдя оттуда с удовлетворённым лицом.

- В таком прикиде можно и без справки чалить - довольно ухмыльнулся он, полюбовавшись своим отражением в витрине, - к Катьке щас упаду.

Катькой была его нынешняя подружка, с которой Харя познакомился совсем недавно в привокзальной столовой, где та работала кассиршей. Немолодая уже пергидрольная разведёнка в красных бусах и густыми синими тенями на веках, которые, по его мнению, и придавали ей особый шарм. Именно к ней он тогда, решив отпраздновать свой новый имидж, и надумал двинуть, набрав в ларьке различные вкусности в виде полкило пряников, банки сгущёнки, буханки хлеба, пачки майонеза и бутылки водки «Журавли».

Сейчас он сидел и морщил лоб, обдумывая Серёгину ситуацию.

- А ты тыкни ей иголкой в темечко, - немного поразмыслив, уверенно посоветовал он, - когда дрыхнет.... Сразу перекинется.... Только точно посередине темечка надо выцелить. И ни один мент концов не найдёт, проверенный способ.

- А найдут? - вздохнул Серёга - что мне из-за этой тварюги на тюрьме вялиться? - он поморщился и помотал головой.

Харя ненадолго задумался и одно за другим выдал ещё пару предложений, которые, впрочем, уже не были столь радикальными и сводились, главным образом, к совету закатать любимой тёще в лобешник, а там будь, что будет. Глядишь и стартанёт обратно в своё Гадюкино.

- Я б лучше её саму в бетон закатал - снова вздохнул Серёга - кабы не Наташка.

Супругу Серёга любит. Хотя с мужем они полные противоположности, которые впрочем, как известно, часто сходятся. Фемина его, это вообще, на мой взгляд, не женщина, а нитроглицерин... Активна как антициклон, хоть ураган её именем называй. Ураган Наташка. Звучит, кстати: - ураган Natashka! Как Серёга её выбрал одному Богу известно.... Сам он по себе вообще-то человек смирный и молчаливый, живёт себе спокойно и живёт. По бабам не ходит. Гиббонит на пятом ЖБИ технологом по бетону. Накубатурил смену и домой. Никакие там беспокойство и охота к перемене мест им не овладевают, хватает дачи и рыбалки, для которой он недавно и приобрёл старенький 124-й мерс-универсал, в котором обычно и копался возле своего гаража. Мы с Харей обычно подтягиваемся к нему по вечерам постоять, да покурить вместе перед сном, рассуждая на предложенные темы, которые начинаем, как правило, мы с Харей. Серёга лишь изредка вставляет замечания. Он вообще человек неразговорчивый.

Наташка, добившись от Серёги согласие и на этот раз, выбрала в турагентстве две путёвки на две недели с вылетом в конце января из Екатеринбурга. Сейчас она изучала по вечерам в интернете отзывы других, уже побывавших там опытных туристов, дававших новичкам различные полезные рекомендации. Рекомендаций, кстати сказать, в сети было великое множество. От суперпрактичных, вроде совета постираться на пенной дискотеке, до совсем остроактуальных, как, к примеру, не снять сдуру транса в морковном баре.

Свою лепту в подготовку к поездке внесла и Серёгина тёща. Вследствие того, что дома сидеть она не любила, всё своё свободное время она проводила у подъезда среди других таких же пенсионерок, что, сидя на скамейке, совместно хаяли существующий миропорядок. Главным образом, они дружно проклинали фальшь современной городской жизни с её замаскированными формами унижения в виде чая в пакетиках, сложных модерновых смесителей и сковородок с тефлоновым покрытием.

Периодически они там обсуждали бесплатную газетку «Вестник здоровья», представляющую собой рекламный листок жуткого полиграфического качества и сомнительного врачебного содержания, бесплатно рассовываемый по всем почтовым ящикам. Именно в ней, Серёгина тёща и вычитала, что в этом самом Тайланде делают чудо-матрасы из самого настоящего каучука, а не поддельного китайского говнища. И что в таких матрасах не собирается пыль и отсутствует всякая среда для жизни бактерий и домашних пылевых клещей. И вообще благоприятно сказываются на здоровье человека. После чего все, слушающие её собеседницы сошлись на мысли, что вещь хорошая и надо брать.
В тот же вечер после разговора с мамой Наташка на Серёгу и накатилась.

Сперва он даже пробовал отпираться, мол, что за дурь такая, матрасы из-за границы возить. Совок что-ли? Но Наташка ему в ответ тут же выдала, что это, ведь, не просто матрас, а эргономичный чудо-матрас нового поколения. Ляжешь на такой, и он тут же принимает форму твоего тела. Проще говоря, это не матрас, а подарок судьбы. Серёга хотел было сказать, что для фигуры её мамы любое большое корыто подойдёт. И форма точь в точь как у неё такая же, и без всякой эргономики поглотит её как бермудский треугольник, но сдержался. Он вообще нечасто ей возражал. Зато Наташка высказала всё что могла. Суть её претензий свелась к тому, что Серёга жуткий эгоист и ему наплевать, как живёт сейчас её любимая мама без такого матраса. А живёт она, между прочим, как Золушка без туфлей. Страдает с больной спиной на жёстком диване, а Серёге хоть бы хны.
И если он хоть немного Наташку любит, он просто обязан сделать ей и маме такой подарок. Короче говоря, матрас запланировали купить, на что нам Серёга вечером перед отъездом и пожаловался.

- Да ладно плюнь, на юга ж летишь, радуйся. Я вон вообще на море не был - философски заметил Харя - на Ангаре только - он помолчал - у Катьки вон сеструха с мужем в этот Тай сгоняли, понравилось. Две недели фрукты жрали, да в джакузи пердели. И бабы там ихние дают за каждой пальмой. Не, я б попёр. Да только не с моей рожей визы получать - он скривился и сплюнул.

- Не надо им визы - Серёга вздохнул - Просто не тянет меня туда, не до того - он вздохнул снова – Ну их.... тараканов жрут. Мне б сейчас машину лучше подшаманить.

Выехали они в ночь, и за пять часов без приключений добрались до аэропорта Кольцово. Там с утра быстро нашли стойку со своею турфирмой и вскоре, пройдя паспортный контроль, уже шли на посадку.

Следующие восемь часов Серёга отсидел, не вставая, как в детском кресле проехал. Выспался, правда, затекло всё. В самолёте летели, в основном, представители урало-сибирского миддл-класса с одной объединяющей всех мыслью, что для того, чтобы выжить в чартере, обязательно нужно бухать. Словно разнополярные частицы, притягивались друг к другу самые ярые поклонники этой идеи, создавая небольшие мобильные группки, шныряющие по всему салону. Потом угомонились и они.

Тайланд - кусочек рая на земле. Это предположение, смотря из каких слоёв общества, оно исходит, одни считают обоснованным, кувыркаясь там с местными обезьянками и поглощая различные морепродукты, другие же твёрдо уверенные в том, Азия - это безобразие, данное утверждение отвергают, категорически предпочитая Европу и Тай в голове брезгливо держат за типичный быдлокурорт наподобие Египта или Турляндии. Как это обычно это бывает, по-своему правы и одни и другие.

В любом случае это юг и прилетая туда из Тюмени, ты это понимаешь особенно отчётливо. Так было и у Серёги с Наташкой. Едва только двери самолёта открылись, юг свалился на них в виде яркого солнца, свежего морского ветерка, воздуха, пронизанного ароматами душистых цветов и диких трав. От жары одежда тут же прилипла к телу. Они получили свой чемодан, сели к своему гиду в микроавтобус, доехали в свой отель, поселились и их отдых начался.

Подробно про Паттайю рассказывать, наверное, и не стоит, многие там были, всё про этот курорт известно. Погода всегда замечательная, даже в феврале солнце, океан, пальмы, золотой песок близлежащих коралловых островов. На пляжах чисто как после субботников. И у Серёги с женою было всё как у всех - купались, загорали да жрали как беженцы. Наташка днём налегала на соки и массажи, а Серёга подсел на грошовые овощные салаты и на вкусный местный супчик, который, как заметил Серёга, становился тем дешевле, чем дальше отходишь от моря.
Ближе к вечеру ходили прогуляться по пешеходной Волкинг Стрит, вдоль которой фланировали тысячи таких же как они туристов. С заходом солнца на этой улице начиналась бурная ночная жизнь. Открывались многочисленные go-go бары, секс-клубы, бессчётные диковинные шоу, массажные салоны, куда завлекали прохожих молоденькие девчушки-проститутки. Там же находились заведения, где тусовались далеко не латентные геи и прочая разнообразная бесполая нечисть.
Серёге эта улица не слишком нравилась. Шум, гам, громкая музыка, мигающая световая реклама, толпы безудержно веселящихся людей быстро утомляли его. Поэтому гуляли они там, как правило, недолго и шли спать к себе в отель.

В отеле из всей предлагаемой обширной экскурсионной программы они выбрали поездку в зоопарк в Чианг Мае. Очень уж интересно отельный гид её расписывал. Выехали они из Паттайи в восемь вечера в автобусе с удобными креслами, бесплатными напитками и печеньем. Ранним утром прибыли на место и после завтрака в летнем кафе сразу отправились в зоопарк.
Там Наташке больше понравились панды, что потешали толпу зрителей собравшихся возле их вольера, а Серёгу неожиданно пленили гиппопотамы. Эти, похожие на гигантские фиолетовые баклажаны животные покорили его каким-то своим вселенским покоем. Со всех сторон выли, ревели, лаяли и шипели другие обитатели зоопарка, кричали дети, ахали их родители, а эти спокойные и солидные божьи твари просто лежали и спали, не обращая на всё происходящее вокруг ровно никакого внимания. Некоторые из них даже похрапывали, выдувая из ноздрей огромные прозрачные сопли.
Супруга с группой отправилась дальше, а Серёга остался стоять возле гиппопотамов и, прикупив фруктов, долго кормил самого маленького, похожего на поросёнка, бегемотика. Наверное, это и было самое запомнившееся ему событие в этой поездке.

За тёщиным матрасом они отправились в ближайший к их отелю многоэтажный торговый центр. Матрасы нашлись тут же, на третьем этаже, в большом специализированном отделе, где, видя их интерес, перед ними тотчас нарисовался маленький продавец в белой рубахе и, интуитивно угадав в них русских, начал рассказывать о выложенном товаре. Из его журчащей речи они узнали, что их (и только их) матрасы оказывают положительное массажное действие. Они устойчивы к любым к нагрузкам и практически не деформируются во время своего тридцатилетнего срока эксплуатации. Стоимость всего 5999 бат за штуку, при цене на фабрике в три-четыре раза выше. Он снял с полки один из матрасов и заставил их потрогать.

- Тощие больно - с сомнением оглядела их Наташка.

Матрасы, запакованные в большие прозрачные вакуумные сумки с надписью «Pattani Industry» и вправду выглядели сбоку не слишком объёмными.

- А надо два маме взять, - подумав, неожиданно решила Наташка - положим один на другой, если что. Вон как тут выгодно.

- Зачем ей два? - попытался возразить Серёга - чего лишнее брать-то?

- Тебе пять тыщ для моей мамы жалко? - холодно обрезала его супруга - Бегемотам, небось, на фрукты больше скормил.

Серёга хотел, было сказать, что Наташкина мама, по большому счёту, сама та ещё бегемотиха, но промолчал. Он вообще редко когда что говорил.

- А если два мы возьмём? Два? - переключилась Наташка на продавца, показав ему два пальца - Скидка есть у вас на два? Скидка? - с тайцами она предпочитала разговаривать, словно с детьми, громко и по два раза повторяя слова.

Торговаться там, видимо, было не принято, но продавец ушёл и вернулся минут через пять, приведя с собою старшего по залу, в костюме и с ушами как у покемона. Тот и сообщил им чудесную новость, что только что, эксклюзивно для них, коммерческая служба «Pattaya Garden» разработала специальное и уникальное предложение и теперь они смогут купить два матраса по цене 5989 бат каждый.
При этих его словах Наташка встрепенулась, победно выпалила:

- Ага! - и выразительно посмотрела на супруга.

Серёга махнул рукой и коротко бросил покемону:

- Давай два. Тащи.

Тот мгновенно исчез и уже через пару минут прикатил им тележку с их заказом и, улыбаясь, вручил два сертификата с десятилетней гарантией.
Затем, после покупки матрасов они спустились на этаж ниже в отдел текстиля, где, на сэкономленные Наташкой двадцать бат, приобрели шёлковую драконью скатерть, потратив на это около ста и, погрузив покупки в такси, отправились к себе в отель.
В тот большой торговый центр они наведались ещё несколько раз. По пути к нему они всегда заходили в местные вещевые лавки, где по принципу - кто глубже всех копается, тот круче всех одевается, рылись многочисленные поклонники роскоши. В результате этих походов Наташка полностью выполнила всю свою программу по закупу, набив всяким барахлом две огромные клетчатые сумки.

Таким образом, к моменту их отъезда они уже везли с собою в аэропорт целых пять мест багажа, за который Наташка очень переживала, волнуясь, по своему обыкновению, как Чёрное море. Кроме тех сумок она приобрела специальную корзинку, которую в последний день наполнила фруктами на соседнем рынке. И теперь ей казалось, что довезти такое богатство до дому в полной сохранности будет сложно. Поэтому в аэропорту, задумав полностью обезопасить всё своё свежеприобретённое имущество от воровства и заодно сэкономить на платной упаковке, она отправила Серёгу в небольшой аэропортовский магазинчик дьюти-фри за скотчем, чтобы перемотать как следует все сумки, не оставив при этом вероятностным похитителям ни единого шанса.

- Прозрачный бери - наказала она мужу - он следов не оставляет.

Серёга послушно дошёл до дьютика, походил там взад и вперёд, но скотча нигде не увидел. Тогда, поймав смуглого белозубого продавца, он изобразил пальцами нечто круглое и вежливо произнёс:

- Скотч, плиз.

При этом он дзынькнул ногтем по стеклу соседней витрины и добавил - прозрачный только.

- ОК, - улыбаясь кивнул тот, взял Серёгину купюру и буквально через пару минут в обмен на неё притащил ему бутылку виски «Label 5» вместе с чеком на двадцать долларов. Вручив бутылку, он поклонился и исчез, оставив ничего не понимающего Серёгу стоять с его покупкою в руках.
Другой бы на его месте решил бы вопрос в два счёта, побежал бы искать продавца или, даже не зная языка, отправился бы менять товар на кассу и т.п. Но Серёга человек мягкий. Он лишь постоял, немного поразмыслил, изучил этикетку с надписью «scotch whiskey», после чего осознал, что с ним попросту случилось глупое и досадное недоразумению. К данному недоразумению он, впрочем, отнёсся довольно философски, и, рассудив, что во всём этом вероятно есть некий определённый знак судьбы, пошёл сдаваться супруге.
Наташка, в свою очередь, узрев в руках у Серёги вместо заказанного скотча бутылку виски, тотчас заголосила как Ярославна.

- Ты что, совсем идиот? Последнюю валюту пропил, я ж ещё тушь хотела купить. Ну что за человек?! Господи, да где ж мои глаза-то были?! Вот говорила же мама!!

Серёга, в ответ на все эти нападки лишь скрестил на груди руки и гордо безмолвствовал, словно римский патриций проканавший все свои серебряные сестерции. Он вообще больше молчит по жизни.
К счастью вскоре на электронном табло вылетов зажёгся их рейс, и началась регистрация.

Обратно в свою страну оленью они летели почему-то уже не восемь, а девять с лишним часов. В полёте супругам не спалось. Наташка долго синдромила и пилила мужа из-за скотча, благо, что все её тирады заглушались шумом двигателей, а Серёга, выспавшись за отпуск на три жизни, спать пока просто не хотел. Сперва он пробовал читать журналы и листать каталоги, затем пытался разгадывать кроссворды, считал до тысячи и убил, таким образом, несколько часов, но сон так и не шёл. К тому времени, судя по маленькому телевизору между рядами, где их маршрут показывал крошечный самолётик, они уже пролетели больше половины пути. Кругом уже мирно спали остальные пассажиры. Наконец задремала и Наташка.

Серёге же спать так и не хотелось. Промучившись ещё с часик, он решил взять с полки плед и накрыться им. Доставая сверху плед, он заодно снял с полки и дьютифришный пакет с вискарём, чтобы ещё раз взглянуть на свою случайную покупку. Виски до этого он ни разу в жизни не употреблял, хотя, разумеется, знал, что есть такая американская самогонка. Отвинтив чёрную крышечку, он осторожно понюхал содержимое. Самогонкой оно почему-то не пахло. Скорее, наоборот, из горлышка шёл приятный запах свежего хлеба, напомнивший Серёге молодость, когда он работал укладчиком на первом хлебзаводе. Этот знакомый запах, по видимому, и послужил причиной тому, что Серёга, покосившись на спящую супругу, решил напиток попробовать. Глотнув пару раз из горла и ощутив в животе приятное жжение, он отхлебнул ещё разик, но уже побольше. Потом ещё и ещё. И ещё. Через час, высосав половину нольпятой бутылки, Серега, наконец, забылся, похрапывая время от времени.
Проснулся он, когда уже объявили посадку, от тычков его собственной супруги, что, тряся наполовину опорожненной бутылкой, дала волю своим чувствам.

- Я поверить не могу! Ты чем думаешь вообще?! Мы как поедем теперь вообще?! И вообще!! - Наташка орала всё громче, заставляя уже оглядываться остальных пассажиров.
Серёга хоть и на этот раз отмалчивался, но при этом даже улыбался каким-то своим собственным мыслям.

Полчаса спустя, благополучно приземлившись, они прошли паспортный контроль, где Наташку ждал очередной обидный удар судьбы. Её спецкорзинка для фруктов приехала абсолютно пустая. Самым обидным в этой ситуации было то, что те, из наиболее предусмотрительных, кто плотно обмотал свои корзинки скотчем, преспокойно их получили. Очевидно, несмотря на то, что ввоз фруктов в Россию запрещен, таможенники просто поленились их вскрывать и опустошать.
Слава Богу, весь остальной багаж они получили в целости. Потом Серёга с немалым трудом загрузил его весь на тележку, которую и покатил к своей машине на платную стоянку. Наташка, злющая после облома с фруктами, весь вектор своего гнева ожидаемо направила на супруга и продолжала ему выговаривать, идя с пустой корзинкой сзади. Серёга в ответ продолжал хранить молчание. Он вообще редко когда ей отвечал.
На стоянке они с большим трудом запихнули все свои пожитки в автомобиль, после чего Наташка на какое-то время затихла и задумалась.

Ситуация на самом деле была ужасная. Сама она машину не водила. Серёгу в таком состоянии пускать за руль было нельзя, хотя сам он был и не против.
Единственный выход был в том, чтобы дать Серёге выспаться и соответственно протрезветь. Сначала они решили дойти до аэропортовской гостиницы «Лайнер». Но тут им на помощь пришёл дежуривший возле стоянки пожилой таксист, услышавший их разговор.

- Слышь, командир, оно тебе надо? - обратился он к Серёге - У них любой номер за пятёрку. А окна дадут на взлётку, так вообще не выспитесь. Давайте я вас лучше в город отвезу, в нашу гостиницу, номера по две тыщи всего с завтраком, а завтра утром обратно доставлю.

Немного подумав, они согласились и, пролетев по пустынной трассе, уже буквально через полчаса селились в двухместный номер, заказав такси на одиннадцать утра.

Гостиница располагалась на одной из центральных улиц города и представляла собой одно из крыльев здания студенческого общежития УрФУ переделанное под мини-отель. Но номер был вполне себе приличный, со сносным интерьером и отдельной ванной комнатой, куда сразу же и нырнула Наташка. Серёга же, не раздеваясь, рухнул на свою постель, его, к тому времени, наконец-то, догнал сон. Времени уже было два часа ночи по местному.

Примерно через полчаса, когда спать легла и Наташка, за окном раздался первый громкий хлопок. Последующие за ним несколько оглушительных взрывов, заставили их подскочить на своих койках. Было ощущение, что в городе начались военные действия. Взрывы за окном не прекращались и даже переросли в полноценную канонаду, сопровождаемую яркими вспышками и дикими громогласными воплями. Кто вопил и что именно, было непонятно. Но орали явно не по-русски. Когда Серёга еле-еле встал и словно лунатик, вышел в коридор, чтобы узнать о причинах происходящего бесчинства, то там его встретила заспанная дежурная горничная.

- Да это ж китайцы, соседи наши, студенты. У них в Китае Новый Год сегодня, вот и пируют, фейерверки свои пускают, каждый год так в феврале. Да Вы не расстраивайтесь, они обычно недолго празднуют. Не то, что наши - она потянулась и зевнула.

Новогодняя феерия продолжалась больше часа, после чего наступила относительная тишина. Но заснуть сразу им всё равно не удалось. Праздновавшие студенты оказались их соседями через стенку со стороны общаги и, переместившись с улицы к себе в комнату, продолжили встречать Новый год у себя. Слышимость при этом была отличная: азиаты что-то шелестели на своём языке, дружно смеялись и пели длинные и тоскливые китайские песни. Наташка несколько раз с ненавистью стучала пультом от телека по батарее пока они, наконец, не успокоились.

Когда, наконец, они угомонились и затихли, был уже седьмой час утра. Примерно к семи утра, когда Серега, в очередной раз, удостоверившись, что говно не приходит одно, опять закемарил, под окнами раздался первый длинный и громкий автомобильный гудок. За ним тут же последовал второй, за вторым третий и вскоре все они слились в непрерывный гул клаксонов. Серега как ошпаренный снова выскочил в коридор, где обнаружил прилипшую к окну дежурную, которая сама ничего не понимала.

- Может свадьба - пожала она плечами - ничего не понимаю, дурдом какой-то сегодня.

Гудки тем временем продолжались с всё возрастающей частотой. Серёга вернулся в номер, где на кровати сидела очумелая Наташка. О том, чтобы в таких условиях спать не могло идти и речи. Примерно часов в девять, когда уже начало светать обнаружилась причина этой какофонии.
Оказывается, прямо через улицу была перекинута большая рекламная растяжка с надписью цветными буквами:

«ЕСЛИ ЛЮБИШЬ СВОЙ ГОРОД - ПОСИГНАЛЬ!!!»

Что проезжающие водители и делали с удовольствием. Многие при этом высовывались из своих авто и сигналили по несколько раз. По обе стороны от растяжки стояли группки молодых людей с шариками и, улыбаясь, махали в ответ. По всей видимости, это был какой-то флэшмоб.

Что оставалось делать в этой ситуации супругам? Практически ничего. Только умыться, сходить на завтрак, собраться и спуститься к такси, чтобы ехать на стоянку в аэропорт.
Серёга, в принципе, пришёл в себя и решил ехать домой, хоть и не выспался. Тем более, что выбора у него не было, назавтра ему нужно было выходить на работу. Наташка после бессонной ночи выглядела далеко не лучшим образом, бледным лицом и тёмными кругами под глазами напоминая Серёге панду, которую он видел в зоопарке. Но вслух он ей этого не сказал. Он вообще мало что когда говорит.

Доехав до своего автомобиля, Серёга попробовал его завести. Несмотря на мороз, двигатель заработал с полтычка. Пока мотор прогревался, они с Наташкой разобрались с багажом, поместив большую его часть сзади, и Серёга поднялся в кондейку к сторожам доплачивать за сутки. В это время Наташка, которой показалось, что один из матрасов будет мешать смотреть Серёге в зеркало заднего вида, недолго думая решила его распаковать и загнуть в сторону неудобно торчащий, по её мнению, кусок.

И вот тут-то и началась вторая часть Марлезонского балета: без вакуумной упаковки открытый матрас мгновенно раздулся, увеличившись в объёме в несколько раз, и самым чудовищным образом превратился в подобие гигантского серого кирпича. Запихнуть этот «кирпич» обратно в машину у неё уже просто не получалось.
Подошедший Серёга сразу понял, что его горячо любимая жёнушка умудрилась притащить для них очередную проблему. Несколько раз он также попытался втиснуть матрас в салон. Но, увы, даже при своих немаленьких размерах их универсал был не в силах вместить матрас в себя.

Как говорят в Африке, даже если тебя сожрали, то у тебя есть, по меньшей мере, два выхода. В данной ситуации выходов Серёга тоже видел два: во-первых, можно было попробовать обрезать лишнюю часть матраса ножом, уменьшив, таким образом, его до приемлемого размера, а во-вторых, можно было выкинуть нахрен этот матрас на ближайшую помойку и ехать уже домой. Всё равно ещё один матрас у них оставался.
Обрезать матрас Наташка категорически не захотела. Не согласилась она и с идеей оставить один из матрасов на месте. Немного покумекав, она гениально надумала, расположить матрас на крыше автомобиля и, невзирая на отсутствие верхнего багажника примотать его к мерсу скотчем, который можно купить в аэропорту. Сходит она сама, потому что Серёга, как выяснилось, на покупку скотча совершенно не способен.
Серёга в ответ традиционно промолчал. Он вообще не особо разговорчивый.

Через четверть часа они положили непослушный матрас сверху и, передавая с Серегой, друг другу скотч через открытые двери примотали его к крыше. Вид при этом у их автомобиля получился несколько необычный и даже какой-то инопланетный.

Наконец они двинулись. Совсем скоро Серёга понял, что быстро доехать до дому им не удастся. Кто ездил по этой дороге знает, что это не трасса, а мусоропровод. Менты по дороге на Тюмень стоят там в каждой придорожной деревушке. Первый же тормознувший их сержант матрас велел снять, мотивируя это ужасающей опасностью для других участников движения. Потом он долго мурыжил документы, пробивая их по рации, и вообще был настроен нешуточно. Неизвестно чем бы это всё кончилось, если б они за пятихатку не договорились с подошедшим сержантским напарником, что, уже подходя к ним, начал сходу подмигивать Серёге как пиковая дама.
Далее было то же самое. При виде их мерса инспектора их сразу останавливали, каждый раз требуя объяснений насчёт странной конструкции на крыше, долго проверяли документы и заставляли показывать остальной багаж. Спустя какое-то время их, конечно, отпускали, но всё это стоило денег, которые таяли с нехилой скоростью.

Ехали они, в итоге, очень медленно. И дело было даже не в гаишниках. Примотанный к крыше матрас при движении раздувало, а при попытке развить какую-то более-менее приличную скорость его попросту задирало над крышей, ударяясь об которую он издавал оглушительные хлопающие звуки.
Поэтому двигаться им пришлось по-крейсерски, примерно 30-40 километров в час, что вызывало жуткое негодование других участников движения, вынужденных тащиться сзади. Дорога и так шла по населённым пунктам с ограничением скорости, а тут ещё их мерин собирал сзади целые караваны из грузовиков, джипов и легковушек.
Несколько раз проезжавшие мимо водители высунувшись, называли Серёгу разными нехорошими словами, самыми приличными из которых были «волк» и «педосек», а какие-то молодые отморозки, обгонявшие их на ауди, даже швырнули в них из окна своей машины пустую коробочку из-под компакт-диска, заставив Наташку завизжать от ужаса.
А одна огромная фура, долго пытавшаяся их обойти, так страшно гудела и моргала фарами, что Наташка заставила Серёгу съехать с трассы, чтобы её пропустить.

Где-то уже в районе Камышлова над ними стал кружить большущий беркут, внимание которого, по все видимости, привлекли раздающиеся внизу странные звуки. Сделав несколько ложных заходов, он прицелился и метко насрал им на лобовуху. Причём не капнул как-то там по-птичьи, а нешуточно так навалил, словно какой-нибудь археоптерикс, еле щётки счистили. Это, вероятно, показалось ему забавным, и каким-то, одному ему известным образом, он пригласил пару родственником, вместе с которыми и уделал сверху весь матрас, отстав от них уже ближе к Талице.
Позабывшая про сон Наташка, от всей этой происходящей с ними жути уже просто молчала, закусив губу, и лишь время от времени начинала беззвучно плакать.

Зато на следующем посту их хоть и остановили, но матрас уже не трогали а, посмотрев на измученную и зарёванную Наташку, сразу отпустили, проверив документы и даже не взяв никакого штрафа.

В общем, ехали они так почти девять часов и добрались до Тюмени уже в полной темноте, сразу отправившись на круглосуточную мойку, где практичная Наташка, пока Серёга вышел покурить, сдуру упросила заспанную тётку-мойщицу заодно помыть и матрас. Увы, как и многие другие благие женские начинания, это действо не дало ожидаемого эффекта. После мойки этот, в общем-то, легковесный предмет превратился в какое-то подобие каменного обелиска и стал весить явно больше центнера. Все их совместные семейные попытки водрузить его обратно на крышу мерса ни к чему не привели и Наташка, по своему обыкновению, принялась давать мужу мудрые, но технически сложновыполнимые советы.

И вот тут произошло нечто необычное. Серёга, наш Серёга, который мимо гаишников-то проезжает с поднятыми руками, неожиданно взбунтовался. Так редко выходящий из себя, он не выдержал, бесанулся и, используя обычно несвойственные ему непарламентские выражения, высказал всё-то, что он думает по поводу этой поездки, этого матраса, Наташкиной мамы и самой Наташки, всем вместе которым, по его словам, он хотел бы придать некий замысловато-эротический крутящий момент. Каким-то образом Серёга вдруг начал изъясняться складно, пространно и утончённо. По поводу Наташкиной мамы Серёга высказал дополнительное предположение, что, таких как она гадин, вообще Онищенко запрещать должен.
Также в подтверждение своих слов и видимо для большей их значительности, Серёга произвёл руками несколько откровенных жестов и поднёс к Наташкиному носу кулак, пообещав при малейшем с её стороны писке бесплатно сделать ей полный массаж лица, не хуже чем в Таиланде.

Наташка, впервые в жизни увидевшая супруга в таком состоянии, от страха впала в анабиоз, и мгновенно замолчала, не смея ему возражать.

Тем временем Серёга, немного успокоившись, нашёл на соседней стоянке двоих сторожей, которые за полпузыря скотча охотно согласились его беде помочь и даже притащили для этой цели моток шпагата, крепко примотав матрас к крыше.
Затем они прокрались на машине по ночному городу до нашего двора, где, подъехав к гаражу, Серёга спихнул трёклятый матрас на землю. Нести его самому было уже абсолютно невозможно, весил он уже как два пианино. На дворе, как вы помните, был февраль и, пока они ехали до дому, матрас, вследствие обледенения потихоньку превратился в монолит.

Осознав это, Серёга позвонил нам с Харей, вызвав к подъезду. Ничего не уразумев из его сбивчивых объяснений, я оделся и спустился вниз, где уже стоял также ничего не понимающий Харя, куривший сигарету.

- Не зевай, ужин видно - протянул он мне смятую пачку.

Закурить я не успел, потому что, со стороны гаражей внезапно показался Серёга и, махнув нам рукой, позвал к гаражам.
Зрелище, представшее там нашему взору, было каким-то нереалистичным и даже пугающим. Серёга с почерневшим лицом, стоял у своего мерина. А на ворота его гаража была привалена какая-то, как нам показалось, серая бетонная плита перекрытия, сбоку от которой замерла зарёванная Наташка, с явным ужасом глядевшая на супруга.

- Мама римская - ахнул при виде этой картины мгновенно сориентировавшийся Харя - точняк Серый тёщу кончил.... В бетон, по ходу, и закатал, как подписывался...- Харя даже перекрестился.

Мне грешным делом, тоже пригрезилось что-то подобное, уж больно жутко всё это со стороны выглядело. А что ещё в этой ситуации можно было подумать? В голове беспокойно замигала тревожная кнопка - что делать?
Потом, когда мы подошли поближе, то поняли, что Серёга выглядит таким потемневшим из-за загара. Плита же смотрелась несколько странно. Почему-то по всей своей поверхности она была перфорирована небольшими круглыми дырками.

- Матрас это, тёще мы привезли - видя наше недоумение, устало пояснил Серёга - спать ей у нас негде, как той собаке - покосился он на жену. Наташка, к нашему удивлению только всхлипнула и промолчала.

После того как ситуация разъяснилась, мы все вместе покатили этот тяжеленный обледенелый матрас по снегу к подъезду, где, напрочь снеся пару почтовых ящиков и сломав возвратный механизм входной железной двери, втроём допёрли это злополучное резиновое изделие на пятый этаж до их квартиры.

На шум выглянула Серёгина тёща, тут же принявшаяся что-то недовольно бубнить. В ответ Серёга, неожиданно для нас с Харей, начавший вдруг длинно и красноречиво выражаться, крепко ухватил её за шиворот и сходу провёл с ней решительную и действенную коммуникацию, смысл которой сводился к настоятельной ей рекомендации замолчать отныне и навеки во избежание познания ею истинного смысла скорби. При этом Серёга выразил уверенность, что в случае же какого-либо неполного понимания его слов, он прямо сейчас может перейти от них к делу и чтобы доказать серьёзность сказанного для начала заедет ей пару раз разводным ключом по имплантантам.

Поскольку тёща таким Серёгу тоже никогда не видела, то она, потеряв дар речи, молниеносно развернулась и спешно скрылась в зале, где и залегла на своём диване кверху воронкой. Больше в тот вечер она не показывалась. Нового Серёгу она явно боялась.

Так вот и закончилась эта история в постельных тонах. Что тут можно ещё добавить? В семье сейчас у них полная красотень. Сплошные эндорфины. После той Серёгиной операции по принуждению к миру, тёща у него даже не пикнет, живут они с тех пор душа в душу. Даже в случающихся между ним и Наташкой мелких семейных стычках она, как правило, всегда на стороне зятя.

Серёга купил для неё новую кровать, под размер матраса. Второй матрас Наташка хотела продать, но Серёга запретил, решив оба оставить для тёщи, и уложил их, как и планировали, один на другой.
Получилось немного высоковато, но зато теперь каждый божий вечер, как соберётся тёща спать, так у них дома одна картина - она словно Исинбаева разбегается из дальнего угла комнаты и бежит к кровати. Возле неё она сбрасывает свои тапки, как нижние ступени ракетоносителя и запрыгивает вначале на табуретку, потом отталкивается от неё, делает сальтуху и перелетает к себе на кровать, где уже и лежит на своей каучуковой перине, как кукла наследника Тутти. Серёга даже на сотовый это втихаря записал, нам показывал.

Вот такая вот бывает польза от загрантуризма. А не поехал бы тогда Серёга, так до сих пор бы его грызли, к осьминогу не ходи. Не зря, в общем, съездил. Но больше вроде не собирается, понравилось ему там или нет, мы с Харей так и не поняли. И сам он ничего толком не сказал. Он ведь вообще у нас человек такой, молчун по жизни.

© robertyumen

Alexander

Когда будущий математик Джордж Данциг был еще студентом, с ним произошла следующая история. Джордж относился к учебе очень серьезно и часто засиживался до поздней ночи. Однажды он из-за этого немного проспал и пришел на лекцию профессора Неймана с 20-минутным опозданием.

Студент быстро переписал две задачи с доски, полагая, что это домашнее задание. На их решение у Джорджа ушло несколько часов, и на следующий день он принес решение профессору. Тот ничего не сказал, но через несколько недель ворвался в дом Джорджа в шесть утра.

Оказалось, что студент нашел правильное решение двух ранее неразрешимых задач математики, о чем даже и не подозревал, так как опоздал на занятие и не слышал преамбулы к задачам на доске. За два часа ему удалось решить не одну, а две задачи, над которыми математики мучились тысячу лет, и даже Эйнштейн не смог найти им решение. Джордж не был ограничен славой этих задач как неразрешимых, он просто не знал, что это невозможно.


Alexander

В эмиграции Вадя оказался случайно: жил себе в Москве, работал начальником отдела в крупной софтверной фирме, но вот жена все рвалась куда-то. Подали документы в Канаду, и всего через два года ожидания оказались наконец в аэропорту имени Пьера Эллиотта Трюдо города Монреаля.
С работой в ИТ-сфере в Канаде к тому времени было туго, вовсю бушевал доткомовский кризис, так что Вадя готовился устраиваться разносчиком рекламных объявлений, или грузчиком в магазин. Дело осложняло еще и то, что для устройства на работу требовался французский язык - единственный официальный в Квебеке, который Вадя поизучал с полгода еще в России, но разговаривать на нем не мог. С английским, правда, у него был полный порядок.
Неожиданно, на четвертый день новой жизни, ему на сотовый раздался звонок из агентства по трудоустройству, куда он послал свое резюме сразу по приезду. Агентство предлагало работу, очень похожую на ту, какой он занимался в Москве: руководителем большой команды программистов в канадском филиале крупной американской компании. И денег предлагали немало, и отсутствие французского их не смущало. В общем, Вадя решил пойти на собеседование, а там будь что будет.
На встрече выяснилось, что компания сменила уже шесть тим-лидов за последние полгода: никто из Вадиных предшественников не смог поправить дела в разваливающейся команде. Видимо поэтому так трудно было найти новых претендентов на должность среди опытных местных спецов. Группа состояла из 300 человек, разделенных на подгруппы, работающие каждая на свой проект и своего клиента - между собой эти подгруппы практически не общались. Основным бичом являлось все ухудшающееся качество программного кода: как ни бились с этим руководители, какие методики не внедряли, месяц от месяцу фирме приходилось все больше денег возвращать клиентам из-за допущенных программистами ошибок. Америкацы уже даже хотели было закрывать филиал, но его руководство убедило дать им еще три месяца на исправление ситуации. В общем, хотя Ваде, по большому счету, нечего было терять, перспективы его были весьма туманны. Три месяца как-нибудь продержусь, а там посмотрим, решил он, и подписал контракт.
С первого же рабочего дня стало понятно, что наладить контакт с программистами будет непросто. Они игнорировали приглашения на рабочие совещания, посылали отписки в ответ на емейлы, а порой и откровенно хамили. И поделать с ними Вадя ничего не мог: трудовое законодательство в Квебеке одно из самых строгих в мире, при малейшем поводе работник может подать жалобу в специальную комиссию, что на него де "психологически давят" - и тогда мало не покажется ни начальнику, ни всей фирме. Об этом Вадю серьезно предупредили в самом начале, сказав, что дело может дойти и до суда. А по-хорошему договориться с разработчиками никак не удавалось, что Вадя ни пытался придумать.
Через неделю после начала работы на стол Ваде лег отчет: одна из команд программистов в очередной раз допустила ошибку, за которую клиент требовал компенсации в сотни тысяч долларов. В отчете был даже указан конкретный виновник, забывший в одном месте поставить скобку в тексте программы, из-за чего была серьезно повреждена база данных клиента. Вадя сидел над этим отчетом полдня, размышляя, что предпринять. Наконец, он принял решение - и по корпоративной почте полетели приглашения на общее собрание, завтра, в 10 часов, в большом зале компании. Явка всех строго обязательна.
Назавтра все, ну или во всяком случае большинство, собрались в этом самом зале. Он представлял из себя подобие актового зала советской школы, с рядами кресел и небольшой сценой. На этой самой сцене, за столом, сидел Вадим, осматривая рассаживающихся подчиненных. Те же с интересом взирали на нового начальника, гадая, что это такое он им сейчас скажет.
Наконец, когда все уселились, Вадя вызвал на сцену провинившегося программиста.
- Ты знаешь, что твоя ошибка стоила нам кучу денег? - спросил Вадя
- Да - ответил тот совершенно спокойно, будучи уверен, что ничего серьезного ему за проступок не будет
- Так вот, я решил, что тебе будет полезно извлечь урок из этой истории, дабы ты навсегда запомнил, какую боль испытывает клиент, когда ты допускаешь подобные ошибки. Подойди ближе.
Программист подошел лицом к лицу к Ваде, нагло ухмыляясь. Многие сотрудники в зале достали свои телефоны, в предвкушении шоу.
Вадя резко махнул головой вперед, ударив программиста в нос - у того кровь хлынула ручьем. Он стоял, еще не понимая, что произошло, а в заре воцарилась полная тишина. Вадя посмотрел на ошарашенного программиста, и спросил его:
- Теперь ты понял свою ошибку?
- Да - тихо сказал тот.
- И больше не будешь?
- Нет
- Хорошо, я тебе верю... - Вадим отошел чуть в сторону, потом резко вернулся
- Нихера ты не понял. Ты стоишь тут и думаешь, что завтра подашь на меня и на компанию в суд, и станешь миллионером. А на ошибки свои тебе плевать с высокой горы. Тебе плевать, что из-за них мы теряем деньги - а кто-нибудть когда-нибудь может потерять и жизнь. И поэтому я продолжу свой урок.
Он махнул рукой, и на сцену поднялись трое здоровенных молодчиков в тяжелых кованых ботинках. Они подошли к виновнику, самый большой из них ударил того с ходу ногой в живот. Программист упал, не издав не звука. В следующие пять минут громилы пинали лежащего на сцене программиста ногами, превращая его лицо в одно сплошное месиво. Это выглядело настолько страшно, что никто в зале даже не подумал побежать за помощью, или хотя бы попытаться остановить экзекуцию.
Наконец Вадя поднял руку и сказал: довольно. Унесите этот мешок - он с презрением показал на лежащего в луже крови программиста.
- Есть ли у кого какие-то вопросы? - Зал безмолствовал.
- В таком случае, собрание окончено, все могут возвратиться на свои места. И, пожалуйста, коллеги, следите за своим кодом.
Вадим покинул зал через заднюю дверь, потом быстро спустился на лифте и вышел из здания.

Вечером на его сотовый раздался звонок.
- Мсье Вадим Смирнофф? - В трубке был слышен характерный акцент квебекуа, плохо владеюшего английским.
- Вас беспокоят из комиссии по безопасности и здоровью наемных работников. Нам поступила жалоба о том, что вы сегодня жестоко расправились со своим подчиненным на глазах у его коллег. Вам надлежит завтра рано утром прибыть к нам для дачи объяснений. И, пожалуйста, учтите, что мы известили полицию, так что, если вы не явитесь, то вас ждет принудительный привод. Это очень серьезное дело, мсье Смирнофф.
- Не понимаю, о чем вы - ответил Вадя. - Ах да, вы, наверное, имеете ввиду тот спекталь, что был показан сегодня сотрудникам?
- Мсье Смирнофф, не пытайтесь принизить то, что вы сделали. Мы достоверно знаем, что вы и ваши подручные избили сотрудника компании, у нас есть видеозаписи этого происшествия, сделанные несколькими очевидцами.
- Да что вы такое говорите, какое избиение. Это была всего лишь постановка, сделанная силами актеров местного театра. Согласен, играли они весьма достоверно - но никто при этом не пострадал. Сама же якобы жертва находится сейчас в очередном отпуске на Кубе - можете проверить, он улетел вчера поздно вечером. Кстати, компания оплатила ему этот отпуск, и выплатила щедрые отступные за досрочный разрыв контракта, как и полагается по закону. А тот, кто был сегодня на сцене - всего лишь актер, загримированный под этого сотрудника. И остальные участники - тоже актеры. И то, что многие приняли за кровь - разумеется, специальная жидкость, используемая в кино для спецэффектов. Насколько я знаю, все сотрудники, присутствовавшие на представлении - старше 18 лет, поэтому никаких ограничений по возрасту быть не может. И, конечно, их никто не принуждал это смотреть, двери зала были открыты, вы можете проверить...

Комиссия, конечно, провела в отношении Вади свое расследование, но вынуждена была его закрыть за отсутствием улик. При этом компания проинформировала комиссию о недопустимости разглашения всех деталей, угрожая в противном случае подать в суд - и комиссия была вынуждена с этим согласиться.

Ну а о Ваде с тех пор в компании говорили как о диком русском, способном на любое - и боялись его и ненавидели одновременно. Постепенно стало возникать движение за смену начальника, на почве чего произошло сплочение всей команды. Люди из разных групп стали общаться друг с другом - и не только по поводу того, как поскорее избавиться от Вади, но и по рабочим делам тоже. И, самое главное, за следующий месяц фирма впервые не получила ни одной претензии заказчика на плохое качество программного кода.

А Вадя проработал в фирме до окончания контракта, а потом нашел себе другую работу, куда его взяли за эффективные и нестандартные методы управления персоналом, как выразился его новый босс. Во время интервью он почему-то старался держаться от Вади на некотором расстоянии, словно боясь чего-то...

Alexander

У меня приятель есть, Ваня. Он почти двухметрового роста и сложения богатырского. Сейчас уже кавторангом служит на Камчатке.
Особенность же его заключается в том, что волосат он неимоверно. Ну, буквально до дикости. Волосат на груди, спине и ногах так, что кожи совсем не видно. Причём ворс густой, как на обезьяне.
Праздновали мы в курсантские, почти советские годы, Новый год у меня на даче. Выпили сильно. Стали ложиться, утихомириваться. Но потянуло некоторых на улицу. Ванюша уже разделся до положенных по морскому уставу "семейников", которые по причине частых стирок полиняли и на фоне его волосатого торса и ног полностью терялись.
В таком виде он и нарисовался за калиткой на узкой, протоптанной в снегу дорожке перед ночным сторожем и его овчаркой. Овчарка, кстати, была не какая-то, а отличавшаяся отчаянной, прямо таки патологической злобой. Короче, самая взаправдашняя.
Ванюша долго думать не стал, опустился на четвереньки и призывно завыл на Луну. А потом сделал несколько пассов вперёд.
Если бы у овчарки были крылья, то она бы, без сомнения, взлетела бы. Но крыльев у неё не было. Запрыгнуть на руки к хозяину ей показалось тоже делом не слишком надёжным. Поэтому она с места сиганула в глубокий сугроб, прикинулась траншеекопателем и отвалила на приличной скорости из зоны прямой видимости.
Сторожа мы отпаивали водкой ещё почти сутки.
Но он, гад, всё равно потом ещё много лет рассказывал, как оборотня видел.


В лихие девяностые довелось мне поработать, довольно долго, в уголовном розыске. И сейчас, когда прошло более 13 лет, как я там не служу, остались еще друзья, с которыми общаюсь, захожу к ним, иногда, в гости на место прежней работы. Правда они сейчас уже не опера, а начальники, но сути дружбы это не меняет.
Пару недель назад зашел я в свой родной отдел и направился к моему доброму другу, который работает заместителем начальника этого отдела, ведет линию СКМ, т.е. службы криминальной милиции по-старому. К новым названиям я все равно не привыкну. Зашел, а у него в кабинете маленькое совещание, и я, чтоб не мешать, сел по приглашению на стульчик и тихонько сижу жду, когда все закончится, и мы с моим другом посидим, выпьем чайку, поболтаем за жизнь.
А суть совещания сводилась к тому, что начальник отчитывал молодых и ленивых оперов за лень и полное нежелание работать. Из разговора я понял, что около какого-то дома вечером пьяная компания не нашла между собой консенсуса и один из оппонентов получил пустой бутылкой по чайнику, от чего потерял сознание, а впоследствии двинул кони и стал чудным жмуром, повесив на доблестных оперов очередного глухаря. Когда начальник, назовем его Георгий, спрашивал, как прошел поквартирный обход с целью поиска свидетелей и очевидцев данного преступления, то опера отвечали, что поквартирный обход делать не имеет смысла, т.к. все равно никто ничего не расскажет, за что получили от Георгия таких отборных звездюлей, что я и представить себе не мог, на что Жора способен в речевых оборотах. А уж он пользу поквартирных обходов знал не понаслышке. И тут мне вспомнился случай из собственной практики и одно из множества раскрытых убийств.
В свои дежурные сутки, которые только-только начались, я сразу получаю заявку, что на лице такой-то, в доме и квартире с указанными номерами обнаружен труп хозяина со следами, естественно, насильственной смерти. Т.к. хозяин был не дурак выпить и при этом не закусывать, то ясно, как божий день, что душегубы убивцы никто иные, как его собутыльники, прежние или новые. Пока опергруппа во главе с прокуренком, а также участковым, экспертом, понятыми и собакой с кинологом проводили осмотр места происшествия и описывали тот бардак, что творился в квартире, а эксперт катал пальчики со всего, что не успела облапать опергруппа, я начал, как и положено, поквартирный обход дома, в котором почти 80 квартир, с целью установления возможных свидетелей и очевидцев (выражаясь казенным языком) данного преступления. Убийство было совершено в 4 подъезде, а обход я пошел делать с первого, так удобнее потом писать отчет о поквартирном обходе, когда нумерация квартир идет по порядку. Начал, как водится с первой квартиры. Стандартная процедура: звонок в дверь, представление с демонстрацией ксивы, короткое изложение ситуации и пара вопросов, чего-то слышали. Чего-то видели, может чего-то знаете? В подавляющем большинстве ответ один – ничего. Так, перебираясь от квартиры к квартире, я поднялся на второй этаж и в первой же квартире мне открыла дверь бабуля – божий одуванчик. После короткого ритуала представления, она внимательно рассмотрела мое удостоверение, сравнила фотографии и пригласила зайти в квартиру. Там выслушала мой короткий рассказ о происшествии и на вопрос - может, она что-то видела или слышала - пригласила пройти в комнату. Там, присев за стол, она открыла толстую 96-листовую тетрадь и, надев очки с толстыми линзами, поводила пальце по строчкам и сказала, да, доигрались алкоголики. Как впоследствии оказалось, бабулька целыми днями сидит у окна или на балконе, знает в округе всех в лицо, включая местных алкашей, дворовых котов и собак, а также соседских тараканов. Все свои наблюдения заносит в тетрадочку, коих у оной оказалось аж 7 штук, наблюдение велось несколько лет. Из записей стало ясно, что убитый вчера весь день пьянствовал во дворе с Галкой из такой-то квартиры соседнего дома, а вечером к ним подкатил Галкин ухажер с двумя дружками, и пьянка перешла в квартиру, полночи они бегали в ближайший ларек за водкой, а под утро перекатились пить в Галкину квартиру, где и сейчас сидят. Поблагодарив бабушку, я поскакал рысцой к своей опергруппе, взял участкового, прокуренка и остальных действующих лиц и понеслись в Галкину квартиру. Там тепленькая компания пила горькую и настроение было у них не самое веселое. Погрузив мужскую компанию в луноход, я отправил группу в отдел, а сам с Галиной пошел до отдела пешочком, т.к. места в машине уже не было, а до отдела было идти 10 минут. Во время данного променада я узнал всю фабулу преступления, кто бил, кто добивал, а кто ножиком почикал, т.к. Галка на зону идти не хотела совсем, то сдала своих собутыльников с потрохами и, даже, рассказала куда дели нож, которым убивали. Придя в отдел, я сразу доложил начальнику о прекрасно раскрытом убийстве, остальное было делом следователей и экспертов. Я продолжил свои дежурные сутки, а на следующий день, сдав дежурство и получив заслуженный отсыпной, купил торт, хороший чай и пошел к той бабушке. Мы сидели, пили чай, она рассказывала про свою жизнь, я листал её тетрадки.
Как позже оказалось – бабуля была старшим прапорщиком КГБ, а во время войны служила в СМЕРШе и рассказала много интересных историй. А с помощью её тетрадок в последствии было раскрыто еще 3 глухаря – 2 квартирных кражи и хулиганка. Вот такая вот история о бесполезности поквартирного обхода.
Присматривайтесь, господа, с кем вы живете на одной лестничной площадке...

Alexander

Захер

История эта случилась во времена моего студенчества. Нравилась мне тогда одна девчонка с соседней группы, Танька, да и я ей вроде тоже. Ничего такого между нами не было, она только физику мне помогала делать.
Как-то раз сидим компанией в общаге, празднуем подруги её день рождения, да торт едим, что она выставила, «Птичье молоко», дефицит тогда был.

И вот что-то там они вроде про торт болтали, а я отвлёкся, как Танька вдруг ко мне придвинулась и слышу на ухо шепчет:

- А я, кстати, умею за хер делать... - и так слегка покраснела.

Я как это услышал, так тут и вспотел от неожиданности, аж дыхание перехватило..

А она снова шепчет:

- Хочешь, приходи ко мне завтра, я тебе сделаю...

Вот ничего себе думаю, деваха форсирует, смелая какая. Никто раньше мне так откровенно это не предлагал, наоборот, обычно упрашиваешь по полгода....

Отдышался я:

- Приду – говорю – конечно – и сам даже за руку её взять решился.

Она улыбнулась – вечером завтра приходи, заодно и физику сделаем...

Спал я плохо, понятно почему, всё лежал, планировал. На следующий день парням с утра на лекциях рассказал, те аж не поверили. Ни хрена себе говорят, отличница, повезло тебе, а с виду скромница...
- И ты, главное, не теряйся – советуют – вдруг передумает, второго шанса может и не быть.

После пар я рванул домой и начал готовиться, помылся, побрился, даже цветы хотел купить, да потом передумал. И так денег нету, а тут уж сразу вроде всё ясно, чего тратиться-то?
И ещё надумал я для ускорения процесса трусы не надевать, в порнушке, я заметил, никто их не надевает. Так просто джинсы и напялил.

В общем, собрался, купил по дороге в ларьке два пива баночного, что начали тогда продавать, и к Таньке поехал.

Звоню ей, она открывает, сама в халатике домашнем, квартирка уютная такая, диван стоит плюшевый, а перед ним столик небольшой с чаем. Полный интим, одним словом.

- Что – спрашивает – физикой займёмся или чай попьём? – а сама улыбается.

- Как хочешь – отвечаю, люблю я физику, особенно физические упражнения – и ей в ответ тоже улыбаюсь так понятливо...

Она на меня чуть удивлённо так посмотрела и говорит:

- Тогда физику - берёт учебник и рядом со мной на диван садится - с чего начнём?

Тут уж я не выдержал, чего думаю время терять, вдруг и вправду передумает. Расстёгиваю втихаря на джинсах молнию, достаю всё, что можно, Таньку за руку беру, ну и плотно так себе на первичные половые признаки припечатываю.

Дальше почему-то всё пошло не так, как я всю ночь планировал.

- Ты что, совсем дурак?! – Танька как ошпаренная отдёрнула руку, соскочила с дивана и уставилась на меня как на сумасшедшего.
- А ну, давай, дёргай отсюда, извращенец!
И убежала на кухню реветь.

Я, честно говоря, вообще ничего не понял, сама же вроде предложила...
Ну, встал с дивана, застегнул ширинку, подошёл к кухне, ручку подёргал – закрыто.

А та орёт из-за двери:

- Вали отсюда, ты, придурок ненормальный, я всем про тебя расскажу! А я ещё, дура, торт ему готовила!

Тут что-то потихоньку начало в голове проясняться.
Вышел я, дверь захлопнул и пошёл на остановку. До дому доехал, достал из шкафа том БСЭ на букву З и нашёл слово «Захер».

Увы, как выяснилось, это было совсем не то, на что я рассчитывал. Оказалось, что это торт такой бисквитный с конфитюром и шоколадной глазурью. Десерт венской кухни, изобретённый одноимённым поваром-мудаком Францем Захером ещё лет так полтораста назад в Австрии. Считается деликатесом и подаётся в венских кафе вместе с взбитыми сливками....

Туши свет! Вот же, думаю гнида какая, австрияк-то этот. Уже и помер давно, а так мне напакостил.

Ну, делать-то нечего. Плюнул я, почесал либидо, нашёл там же в энциклопедии на букву З картины в стиле ню испанского художника Рафаэля Забалета, ну и это... взбил сливки, короче говоря... В одиночку, правда....

Хорошо, что Танька, к моему счастью, ничего никому не рассказала, а я тем более молчал, хоть друзья и кололи, что там, да как прошло у нас....
Но по физике она мне больше не помогала и так до пятого курса и отворачивалась, злилась, видимо.

С тех пор я торты как-то и не люблю, шоколадные особенно....

© robertyumen

Alexander

Было это в самом начале девяностых. Мой приятель открыл магазин
зоотоваров и на этой почве завел дружбу со многими счастливыми
обладателями экзотических животных. Однажды его друг из "новых" попросил
месяцок подержать у себя его мартышку. Она, дескать, очень привередлива
и ест только бананы и ананасы из Елисеевского. И дал 100 долларов на
расходы.
Приятель тогда (как и сейчас) испытывал острый недостаток финансов.
Поэтому, когда дверь за хозяином захлопнулась, ехидно повторил "Ага,
бананы, ананасы, из Елисеевского" и... месяц кормил мартышку овсянкой.
Обезьяне это не особенно нравилось, но она чертовски, просто безобразно
растолстела на такой пище.
Когда хозяин вернулся, он несколько секунд тупо смотрел на тушку,
развалившуюся на диване, а затем повернулся к приятелю с осторожным
вопросом "Сколько я должен доплатить за питание?"


Мои друзья — студенты одного из московских политехов — уроженцы теплой африканской страны Мозамбик. Как и положено неграм, они очень любят музыку; в их домах постоянно работает радио или магнитофон. Однажды, когда я была в гостях у одного из друзей, по радио передавали песенку из известного советского мультика про Чунга-Чангу. Реакция моих вполне приличных друзей на эту вполне милую детскую песенку была совершенно неадекватной: те, кто хорошо понимал русский язык — гомерически хохотали; те, кто понимал его не очень хорошо - краснели и смущались; те, кто русский язык не знали вообще — обалдевали и изумлялись. Разумеется, я попросила объяснений. И вот что оказалось. На их родном диалекте словосочетание *ЧОНГ ЧАНГА* означает, как бы это помягче выразиться, *иметь половую связь с обезьяной*. Вот вам и детская песенка! Жаль, ее автор — Юрий Энтин — не в курсе!
А я-то еще подпевала:
"Наше счастье постоянно — жуй кокосы, ешь бабаны, ЧУНГА ЧАНГА"...

Alexander

Закончилась жрачка для собаки. Лабрадор нагло требует жрать. Пришлось переться в супермаркет...
Стою в очереди к кассе c полной тележкой "Педигри". Какая-то вредная мадам сзади интересуется — нет ли у меня собаки?
Достали! "Нет — для себя купил! Сажусь на диету. Повторно. Хотя, наверное — и не стоит, потому что в последний раз, когда я был на этой диете — оказался в больнице... Хотя до этого успел сбросить 25 кило. А потом – бац, и я — в реанимации, с трубочками во всех местах и с иголками в обеих руках. "...
Не унимается, зараза. Хочет знать — что за диета и как ее придерживаться.
Ну ладно — сама напросилась. "Очень просто. Диета просто идеальная. Надо носить с собой полные карманы этой гадости, и каждый раз, как чувствуется голод — съедать один или два кусочка. В общем — сбалансированный рацион, и вот вы уже просто светитесь здоровьем! Прям как та собака. "
Ага — уже вся очередь заинтересовалась, особенно — тот чувак, что стоит за этой мадамой. Хе-хе...
Этого и следовало ожидать! Ей интересно — как же я попал в реанимацию?
"Какое отравление, что вы? Сидел посреди дороги и лизал яйца — тут меня автобус и сбил! ".
Йес! Мадам — в обмороке, чуваку за ней явно требуется скорая. Ну зачем же биться головой об пол от смеха? Но зато у меня настроение чуток поднялось...


Выхожу из лифта покурить, в верхней одежде - зима на дворе. Навстречу мужик с полным тяжёлым мешком и безменом. "Картошка нужна?" - "Нет". Мысленно пожелал ему удачи - наш дом новый, в это время дня абсолютно пустой. Все на работе и в садиках.
Докурив, возвращаюсь на свой 7 этаж. Звонок в дверь. Открываю - всё тот же мужик. Уже порядком запыхался со своим мешком и злой, потому что мешок по-прежнему полный. Вижу, что узнает меня и не узнает - я же типа ушёл, в верхней одежде вон из подъезда, а тут внутри и в халате канареечного цвета. В общем, мысль его похоже пошла спотыкаясь в направлении, почему у всех в этом подъезде такие одинаковые свирепые рожи. Спрашивает, как в первый раз: "Картошка нужна?" - "Нет".
Через несколько минут я вспомнил, что соседка с 21 этажа тоже бюллетенит. Ну и возникла идея безобидного розыгрыша. Я надел свитер понаряднее и немедленно к ней отправился. Лифтом, конечно. Мы успели сесть за чай и даже начать всякие глупости, когда раздался звонок в дверь. "Подожди" - сладко сказал я соседке - "Открою сам!"
Мешок у мужика был по-прежнему полон. При виде меня в третий раз и снова в другом прикиде, вместо привычного "картошка нужна?" раздалось: "что за дом такой е#анутый?!!"


Эта история случилась в те времена, когда "Жигули" были отличной машиной, Союз нерушимым, а гомики не объясняли нам какие мы неправильные. Мой дядя, Борис Михайлович, был тогда уж-жасно застенчивым юношей субтильного вида в очках минус восемь. Уверенно он себя чувствовал только тогда, когда копался в потрохах телевизора или магнитофона. После техникума отработал год на заводе "Промавтоматика" и считался хорошим электронщиком. Кто везет, того и нагружают, вот и нашего Борю нагрузили, отправив на пару с опытным зубром в Н-ск на тамошний комбинат. Заселившись в общежитие, зубр решил отметить приезд в компании местных спецов. Спецы, обрадованные приездом наладчика, директор обещал премию за досрочный пуск цеха, хорошо его угостили и тот умудрился сломать ногу. Утром начальник цеха, увидев приехавшего пацана, поморщился и махнул рукой куда-то в угол.
- Там твоя автоматика, налаживай.
Помятые, после вчерашнего, специалисты хмуро смотрели на Борю, в мыслях прощаясь с премией. Однако к обеду настроение у них поднялось, мальчишка оказался докой. Шкафы управления, перемигиваясь лампочками, потихоньку оживали. К вечеру надежда на премию окончательно окрепла и Боре предложили, после работы, попариться в бане. Баня, прямо на территории комбината, была хорошей, для начальства даже с парилкой и вениками. Киповцы, пользуясь Борей как тараном, отодвинули в сторону других желающих и оккупировали парную. Никогда не бывавший в парной парень с интересом осматривался, но вскоре ему стало нехорошо, а оправа очков стала подозрительно мягкой и жгла лицо.
- Слыш Вась? Как бы мне остыть? - обратился он к бригадиру слесарей.
- Вон туда выскакивай.
Показал тот на дверь в стене противоположной входу. Слабо соображающий Боря толкнул дверь и сделав пару шагов, рухнул в ледяную воду. Не ожидавший такой подляны новоиспеченный морж чуть не захлебнулся. Казалось, прошел час, прежде чем Боря не столько увидел (очки он потерял), сколько нащупал лестницу ведущую наверх. Наверху обнаружились две двери, по краям маленького бассейна, в ближайшую из которых он и нырнул. Замерзший до синевы, ничего не видящий в клубах пара от двери, зомби двинулся на ощупь к источнику тепла. Источник оказался мягким и не успел Боря понять что к чему, как получил в глаз. Потом он услышал женский голос.
- Да за..бали вы со своими шутками! А ну-ка, девки...
Борю схватили за руки за ноги и со смехом бросили обратно в бассейн. Выбравшись из воды во второй раз, жертва бабьего произвола отправилась уже к другой двери, открыла ее и приготовилась дать деру, если и здесь будут бить.
- Дверь закрой! Пар уходит!
Сказанные басом слова излились бальзамом на душу Бориса. Свои! Минуты через две дрожащий "надежда слесарей" смог выговорить первое слово.
- С-с-с-уки...
Увидев бланш на физиономии и услышав бесхитростный рассказ, Василий долго извинялся перед Борей и оправдывался перед ребятами.
- Ну я ж не знал, что он не знает, что там бассейн.
Потом, когда успокоились, долго смеялись. Утром смеялся наверное весь комбинат. Только вот киповцам было не смешно. Работать Боря не мог, не видел без очков. Начальник цеха, высказав слесарям все что он думает об их умственном развитии, сосал валидол. Появился парторг, приволок какую-то деваху, заставлял извиняться перед Борей.
- Ты ему очки разбила! Из за тебя он работать не может! Ты весь цех подвела! Я на комсомольском собрании вопрос поставлю!
Девушка извиняться не хотела.
- Он без очков был! И вообще он к нам вломился! Как этот бассейн сделали, так к нам уже три раза мужики вваливались, этот четвертый!
Парторг не унимался.
- А бить было зачем? Вон синяк какой! В общем так! Ты перед ним виновата, тебе и выручать. Води его за руку, ищи его очки, но чтобы в понедельник он мог работать. Давайте все расходитесь, время рабочее.
Боря ощущал себя ребенком, беспомощным без привычных очков.
- Ну чего, пойдем что ли? Меня Натахой зовут.
Три дня Наташа водила Борю за ручку, в больницу за рецептом, в оптику заказывать очки, в столовую покушать. А еще они просто гуляли и разговаривали. В понедельник, получив очки, он впервые смог разглядеть ее целиком. Девка оказалась ладная, красивая, на голову выше его, крутобедрая, кровь с молоком. Вот и дочь ее, моя двоюродная сестра, такая же, вся в маму, не то что коня, слона остановит. А автоматику Борис Михайлович наладил, премию все же получили. Только в парную он больше не ходил, хватило одного раза.

Расскажу историю, которой был свидетелем. Видел сам по черно-белому телевизору в 1979 году.
Но сначала предыстория. Сборная СССР по хоккею выигрывала в 70-е почти все чемпионаты мира, поскольку на голову превосходила всех соперников. Канадцы, признавая успехи и новаторство нашей выдающейся сборной, неоднократно говорили в свое оправдание, что русские пользуются отсутствием на чемпионатах лучших хоккеистов Канады, занятых игрой в домашнем чемпионате, и что если бы в сборную Канады на чемпионатах мира включить всех звезд НХЛ...
Короче, родоначальники хоккея бросили вызов объективно сильнейшей в то время сборной СССР. Договорились встретиться и сразиться в трех матчах на территории Канады. На поединок должны были приехать лучшие хоккеисты СССР, а команда хозяев будет состоять из всех звезд НХЛ, самых лучших и сильнейших игроков канадских клубов. Разыгрывался "Кубок Вызова", или "Challenge Cup". В нашей сборной были Макаров, братья Голиковы, Харламов, Балдерис, Цыганков, Васильев, Капустин, Федоров, Билялетдинов, Петров. Вратари - Третьяк и запасной - Мышкин. В сборную "Всех звезд НХЛ" вошли Тони Эспозито, Ларри Робинсон, Лефлер, Тротье и три шведа. Это была очень достойная команда.
Наши хоккеисты готовились к розыгрышу кубка в Голландии потому что там, как и за океаном, хоккейные площадки были меньше по размеру, чем в СССР, а это создавало большие проблемы нашим хоккеистам.
И вот теперь история. Первую игру наши проиграли 4:2. Третьяк в воротах делал все возможное, но канадцы были сильнее. В целом, борьба была равной, но... Не знаю, чего нашим не хватило. На вторую встречу состав не поменялся, в воротах снова стоял Третьяк, но выводы были сделаны и наши выиграли 5:4.
Исход встреч и победитель должны были решиться в последней, третьей встрече. По счету и игре фаворита не было. И тут Тихонов заменил вратаря. Руководство команды решило проблему двух гусей самым оптимальным, как выяснилось потом, способом. Вместо белого гуся, Третьяка, на лед вышел серый гусь, Владимир Мышкин. Он был тогда основным вратарем московского Динамо, но поскольку погоду в советском хоккее делало ЦСКА, он никогда не считался основным вратарем сборной. Тем не менее, он отстоял на ноль. Этот человек творил чудеса против лучших хоккеистов НХЛ. Сколько раз у наших ворот случался завал, хаос и полный бардак, но он вытаскивал все. Все шайбы, что летели, скользили и кувыркались по направлению к его воротам, независимо от обстоятельств, оказывались в его ловушке. В первом тайме шла равная борьба и счет не был открыт, но потом канадцы дрогнули. Во втором тайме они пропустили две шайбы, а в третьем - еще четыре. Наши нападающие делали свое дело, а защитники и вратать делали свое. Но больше всех доставалось вратарю. Канадцы сражались как черти. До самой последней минуты они не переставали штурмовать ворота нашей сборной. Они не сдавались и играли независимо от счета и обстоятельств. Финальный счет, который принес нам победу по общему результату был 6:0 против лучших хоккеистов НХЛ. Когда прозвучала финальная сирена, канадцы толпой подьехали к Мышкину и сорвали в него шлем чтобы увидеть лицо этого великого хоккеиста. Вот это и был настоящий шатаут. Я не знаю, что было потом, как это событие освещалось в Канаде. У нас болельщики писали кипятком и было от чего. Это был наш праздник.
Почему-то сейчас предпочитают вспоминать о том, как американские студенты смогли выиграть у советской сборной в 1980 году. Конечно, в спорте это выдающийся результат. Но почему никто не вспоминает тот "Кубок Вызова" в 1979 году против лучших хоккеистов НХЛ? В Википедии сейчас об этом только куцая статья.

Не только студенты, но и преподаватели часто обогащают наш мир удивительными фразами, достойными попадания в анналы истории:
1. А сейчас посмотрите на картинку, которую я, к сожалению, только что стёр.
2. Посмотрите на меня: перед вами молекула водорода.
3. Пусть вон тот жёлтый кубик будет для наглядности синим шариком.
4. Я не могу, когда на меня смотрят 25 глаз.
5. Пропиловый спирт пить нельзя, поэтому его формулу мы записывать не будем.
6. Нарисуем бесконечно малый треугольник. Нет, его плохо видно - нарисуем, пожалуй, побольше.
7. После Павла I на российском престоле женщин больше не было.
8. Студентам из Африки просьба сдать хвосты.
9. Возьмите график и крестиками поставьте галочки.
10. Я завтра неожиданно дам вам контрольную.
11. Вы мне, конечно, врёте, товарищ студент. Но я вам верю!
12. Я академиев не кончал, но высшее образование вам даду!
13. Вы уже достаточно взрослые для того, чтобы узнать, как устроена печень.
14. Я жалею студентов, но на экзамене я сам себя не узнаю! Я совершенно невменяем!

Alexander

Во всей мировой военной истории этот случай уникален. Когда с треском и блеском разбившие французов войска Суворова вступили в Милан, итальянки(католички, между прочим)кланялись и подводили к Александру Васильевичу своих детей для благословения. Крайне смущенный, он спросил через переводчика:
— В чем причина такого поклонения?
— Ваши солдаты никого не убивают, не насилуют. Ничего не сожгли, и даже ничего не украли. Мы считаем Вас святым!


Не мое, но слышал от Олега Николаевича, который слышал от непосредственного участника. Опять история про гайцов.
Назовем героя Водитель. Человек лет до 30-ти, неженатый, владелец небольшого бусика, он занимался приобретением и доставкой недорогих товаров из периферии в стольный град Киев, где развозил их по таким же
ЧП-шникам и оптом сдавал. То с 7-го километра Одессы, то из базара в
Хмельницком, но собственно сама история.
Перед Новым годом ехал он из Черновицкой области, где набрал полный бусик стратегического "наркотика" – сала, совершенно легально и со всеми сертификатами. И, как всегда, прямой путь к прибыли и столице преградил короткий полосатый шлагбаум в руке типичнейшего представителя не худого племени форменных "хомячков". Владелец жетона, жезла и плохо сходящейся портупеи был кругл не только в талии, но и в лице. От таких еще никто, не поделившись и не выматеревшись втихаря, не уезжал. Проверив документы и, глубоко разочаровавшись, от их правильности, наш блюститель ПДД и социального равенства в доходах участников движения и регулировщиков, решил осмотреть груз. Увидев неимоверное количество национального символа изобилия, наш ДАИ-шник (Державна Автомобільна Інспекція) только и смог сказать: "Дай". Получив очередное предложение, с которым легче, быстрее и дешевле согласиться, чем оспаривать (такие потери, наверное уже заложены в рейс), Водитель коротко сказал: "Бери".
Тонко разбираясь в стратегическом Продукте (национальное качество и необходимое условие для поступления на данную службу), участник борьбы с нетрудовыми доходами со стороны обратной Праву, занялся поверкой зрительных и обонятельных ощущений через руки. Перещупав несколько ящиков, он наконец вытянул шмат, за который не будет стыдно перед семьей и сослуживцами. Получив разрешение на дальнейшее движение, стороны разошлись с разной степенью удовольствия, не представляя, как Высшая
Справедливость поставит свою печать на участниках события.
Выгружая ящики с продукцией у реализаторов, Водитель обнаружил между ними полосатую причину незапланированных остановок движения. Положить сей символ под стекло бусика или украсить им свое жилище для нашего героя было неприемлемо по жизненным установкам. Кто знает, как пахари асфальтовой нивы могли бы среагировать на символ их урожая, а дома, кроме отрицательных эмоций... Палица сомнений нашла своего хозяина в лице племяша, лет 7...8-ми, когда герой завез кусок Продукта родной и любимой сестре. Он с облегчением избавился от полосатого светильника на темных дорогах, который почему-то не светился (может батарейки "сели") да и было не до того. Мелкому такой "Самый Настоящий Жезл" дал простор для фантазии о будущей небедной и почти безнаказанной жизни. Да и роль в играх с друзьями в машинки у него сразу изменилась на главную! Шустрость малого выросла в разы, и желание поуправлять в доме и на дворе стало неудержимым.
Через несколько дней сестра позвонила виновнику данной истории с просьбой приехать поскорее и забрать свой чудо-подарок. Время было сразу посленовогоднее, Праздничное, время ожидания чудес, — ехать в рейс не надо, да и себе дороже было бы, взбреди такое в голову. Поэтому наш герой отправился с поздравлениями и подарками к родственникам, да и заодно на опохмелку. Проведя дежурные чмоки-чмоки, вручив друг другу очередные безделушки, сестра, давясь от нетерпения и смеха, повела его в детскую. Там лежал, естественно не выдержав детского темперамента,
Предмет, поломанный на большие куски. Тыкая им в разные места, и, лупаша злостных нарушителей ПДД, младый отпрыск ухитрился расколоть его так, что из отделения для батареек выпал туго скрученный рулон гривен. В рулоне оказалось семь тысяч гривней (почти 900 долларов). И, естественно, любящая сестра, зная, как брат тяжело работает, все передала ему (вместе с обломками). Это составило его доход за 2-3 рейса.
А бедному ДАИ-шнику (или не сильно обедневшему) пожелаем: пусть вид, запах и вкус сала не будет вызывать у него злость или (не дай Бог) рвоту.


МГУ, военная кафедра, разгар застоя. Основное развлечение у студента — выпить и поиграть в картишки. Военка ему на хрен не нужна, но прогулять нельзя, круче этой кафедры нет. На дворе 24 февраля. Аудитория, которая и без повода надирается каждый день, просто никакая. У доски полковник Бойко. Ему совсем плохо, но он держится.
12 часов дня. Открывается дверь, и появляется зеленый от похмелья студент:
"Разрешите опоздавшему войти?" Полковник Бойко долго рассматривает висящие на стене часы, затем свои наручные, шевелит губами, подсчитывая, на сколько опоздал студент, если занятия начинаются в 8.30. Потом, с трудом разлепив сухие губы, произносит: "Это уже не опоздавший, а неявившийся! Чем можете объяснить?"
студент долго думает, вспоминает вчерашнее и произносит: "Тщ-щ-щ полковник, ну, вчера было 23 февраля..."
полковник (задумчиво): "Так ведь и у меня было!"
Студент долго раздумывает, пытаясь понять, почему у полковника тоже было такое же число и, если это правда, как полковник вообще попал на работу. После длинной паузы он наконец догадывается и произносит:
"Ну так вы же человек более опытный!
Полковник расплывается в улыбке и произносит: "Садись, водички хочешь?"


Рассказал один мой знакомый. Он занимался по долгу службы с маленькими
детишками лечебной физкультурой. На одном из занятий детям нужно было
провисеть на шведской стенке как можно дольше. Скажу, что возраст его
подопечных от 4 до 6 лет. Дело было под Новый год, поэтому все прибаутки
были на эту тему.
— Детишки, а сейчас мы повисим ровненько, как елочки!
И в этот момент "инструктора" подзывают к телефону. Он выходит в
коридор. Из комнаты слышно напряженное сопение 3 маленьких "хвойных";
разговор затягивается... И тут один паренек не выдерживает, валится с
хрустом вниз и выдает:
— Ну, все, б...!!! Срубили елочку!!!


Дело было в Москве на строительстве 30-этажного офисного здания. По проекту предполагалось установить два уникальных лифта со скоростью движения 6 м/с. Чтоб понять много это или мало скажу, что обычные лифты в обычных домиках катаются со скоростью 1м/с. Стоило это удовольствие огромную кучу бабла, одни только двери на этажах шли по полторы штуки евров. За удовольствие ездить быстро надо и платить много.
Лифты ставились парно, в соседних шахтах, разделенных для безопасности бетонной стенкой. Только вот то ли технология работы лифтов была проектировщикам неизвестна, то ли строители чего слажали, но стенка между шахтами оказалась ГЛУХАЯ, БЕЗ ЕДИНОЙ ДЫРОЧКИ. Кто не понял зачем в шахте скоростного лифта дырки — читаем дальше.
Достроили дом до верху, пришла пора втыкать лифтовое оборудование.
Вставили, подвесили, прикрутили меганавороченные двери из нержавейки с титаном, включили электричество — вроде работает. Светится, жужжит, током не бьется. Надо испытывать.
Спустили кабину на первый этаж, перекрестились и нажали кнопку 30?..
Вы когда нибудь пробовали зажать пальцем дырку на конце насоса и ОЧЕНЬ БЫСТРО вдавить поршень? Такой звук получается забавный). Вот приблизительно с таким же звуком и выдавило 20 навороченных дверей, стоимостью 1500 евро каждая, на верхних этажах, а на нижних этажах со звуком "чпок" оставшиеся 10 дверей всосало внутрь шахты.

Alexander

Никто уже не протирает тройным одеколоном головку звукоснимателя в кассетном магнитофоне. Как и не склеивают лаком зажеванную пленку в кассетах.
Никто уже не вырезает телепрограммы из субботней газеты и не подчеркивает в ней интересные передачи, на которые нужно успеть.
Никто уже не зашивает
капроновые колготки. В экстренных случаях можно капнуть капельку клея. И никто уже не дает колготкам вторую жизнь, изготавливая из них губки для мытья посуды и коврики в прихожую.
Никто уже не дарит на дни рождения отрез "веселенького ситчика".
Никто уже не пытается приготовить пиццу самостоятельно.
Никто уже не посылает сервелат в посылках.
Никто уже не набирает горячую воду в чайник, чтобы быстрее закипела.
Никто уже не хранит кораллы в серванте.
Никто уже не подвешивает в автомобиль чертиков и рыбок-скалярий из капельницы.
Никто уже не надевает комбинации под платье.
Никто уже не называет бальзамин "Ванькой мокрым". А половник — "поварешкой".
Никто уже не хвастает умением разжечь спичку, чиркнув об оконное стекло или об штанину.
Никто уже не посмеивается над привычкой носить "семейники".
Никто уже не сдает стеклотару. Напротив, ее покупают.
Никто уже не спрашивает "лишние билетики".
Никто уже не считает, что разгадывание кроссвордов подходящее занятие для эрудитов.
Никто уже не считает, что лучшее средство от кашля — это банки. Или медовый компресс на ночь.
Никто уже не вешает ситечко на носик чайника.
Никто уже не заправляет одеяло в пододеяльник через дырку посередине.
Никто уже не тратит половину месячной зарплаты на оформление подписки.
Никто уже не пугает детей карьерой дворника.
Никто уже не ходит за хлебом в "булошную" и не откусывает от него краюху по пути домой.
Никто не высовывается в окно, чтобы крикнуть: "Сережа, обедать". Сережа дома проходит очередной уровень.
Никто уже не стирает полиэтиленовые пакеты.
Никто уже не переписывает "письма счастья" от руки.
Никто уже не кипятит капроновые колготки с черными трениками. И не скручивает джинсы и футболки, чтобы прополоскать с хлорным отбеливателем.
Никто уже каждый вечер не заводит часы и будильник.
Никто уже не соскребает перламутр с елочных украшений, чтобы использовать его вместо теней для век. И никто уже не подводит глаза зеленкой.
Никто уже не разбрызгивает воду изо рта во время глажки белья.
Никто уже не трясет флакончиком лака, как маракасами, прежде, чем накрасить ногти.
Никто уже не считает, что плиточный зеленый грузинский чай совсем невозможно пить. Как и натуральный кофе годится, только если внезапно закончился растворимый.
Никто уже при виде закомого не подходит к нему незаметно сзади и не закрывает ему глаза — угадывай, мол.
Никто уже давно не чистит зубы зубной щеткой с натуральной щетиной. Странно, а они были самыми дешевыми.
Никто уже не подает покупные пельмени, в качестве главного блюда на праздничном столе.
Никто уже не наворачивает вату на спичку или шпильку, чтобы почистить уши.
Никто уже не чистит ковры первым снегом или соком от квашеной капусты.
Никто уже не зачищает шкварочки от жареной картошки корочкой хлеба.
В тефлоновых сковородах нормальные шкварочки не получаются.
Никто уже не помнит чем отличается синяя стерка от красной. Синяя стирает карандаш, а красная — стирает чернила и проделыавает дырки в бумаге.
Никто уже не смеется над зарпатой инженера.
Никто уже не спит в бигуди.
Никто уже не считает, что банный день должен быть один раз в неделю.
Никто уже не ест макароны без соуса.
Никто уже не помнит, что вантуз также эффективен, как разрекламированный очиститель труб, только он гораздо быстрее и несризмеримо дешевле.
Никто уже не набивает зимнюю обувь старыми газетами.
Никто уже не использует бутылки из под шампанского в качестве копилки.
Никто уже не пытается зарядить таксофонную карточку на холодильнике или у экрана теревизора. Если бы еще "Визу" можно было "зарядить" таким образом!
Никто уже не коллекционирует полезные советы из отрывных календарей.
Никто уже не сочетает в бутербродах вареную колбасу со сливочным маслом.
Никто уже не делает резинки для волос из махровых носков.
Никто уже не проращивает зеленый лук на подоконнике. Никто не делает сережки-гвоздики из зубьев расчески-массажки.
Никто уже не наклеивает переводилки на кафель.
Никто уже не ходит в фотоателье, чтобы сделать ежегодный семейный портрет.
Никто уже не обменивается марками и книгами.
Никто уже не считает звонки перед началом киносеанса и не закладывается на 10 минут киножурнала.
Никто уже не пытается собрать кубик Рубика по инструкции из "Техники молодежи."
Никто уже не считает, что малиновые волосы — атрибут исключительно дам пенсионного возраста.
Никто уже не украшает стены выжиганием или чеканкой собственного изготовления.
Никто уже не травит мух, комаров, муравьев и тараканов одним и тем же дихлофосом.
Никто уже не вяжет банты на гриф гитары.
Никто и не вспомнит, что когда футболка торчит из под свитера — это называется "из под пятницы суббота" и вообще это просто неприлично!
Никто уже не оставляет масло в сковороде "на следующий раз".
Никто уже не мечтает задать Знатокам вопрос, на который бы те не смогли ответить.
Никто уже не носит ключ на шее, как ожерелье. И не оставляет его под ковриком у двери.
Никто уже не боится, что сливной бачок в один прекрасный день все-таки упадет на голову.
И никто уже давно не слышал свежие анекдоты про Штирлица и Василия Ивановича.


Дорожные истории. . преподавательская 2...
В бытность свою преподавателем ПДД в Нерюнгринском ДОСААФ, а позже СТКОСТО, повстречал немало колоритных и адиозных личностей... Одна Марья Ивановна, главврач санатория чего стоила!
И эту фундаментальную и колоритную фигуру запомню навсегда —
при слове кузнец, нет КУЗНЕЦ, перед глазами встает он — СЕРЕЖА...
Масштаб и колорит фигуры можно описать только одним словом — КУЗНЕЦ!!! !
Два метра ростом, 250 кил весом... Рука(кулак) размером с мою голову. . Необъятный чел... Былинный Илья Муромец на картине "Три богатыря" кажется невзрачным хлюпиком по сравнению с КУЗНЕЦОМ... Мазовскую рессору со стенда наглядных пособий в кабинете ПДД держал на вытянутой руке не особо напрягаясь... При огромном росте и явно избыточной массе тела на удивление проворен и ловок, с присущей всем "большим" людям добродушностью и удивительной дружелюбностью.
Пришел в группу учиться на "права" на МОТОЦИКЛ!!!
На вопрос, какой же мотоцикл способен увезти его, не считая поклажи там или, не приведи господи, пассажира, ответил, смущенно улыбаясь — папин Урал, с приводом не только на заднее, собственно, колесо но и на люльку. Оказывается и такие тяжелые мотоциклы выпускал наш Советский "мотопром". Даже и не подозревал...
А водительское удостоверение на автомобиль Сережу не интересовало, поскольку, с его слов, он не помещался ни в один отечественный или импортный (1996 г) автомобиль... Ну физически не "проходил" в машину... А если помещался, то автомобиль "перекашивало " на одну сторону и ехать было в принципе проблематично.
ВАЖНО: Как уже отметил в тексте, действо сие разворачивалось в 1996 году в условиях Южной Якутии. Наличных денег в принципе не было, зарплата рабочему классу угольного разреза и Ремонтно-Механического Завода, где и работал кузнецом Сережа, переводилась на депозит, а чаще выдавалась "натур-продуктом" — масло, крупы, колбаса, вино... . и т. п. Даже оплату за обучение в автошколе предприятие осуществляло переводом, с того же депозита ученика...
В один прекрасный день, а точнее вечер, т. к. занятия начинались в 19:00, Сережа пришел в класс нежно прижимая к подмышке две упаковки банок по 0,33 л, затянутые сверху полиэтиленовой пленкой.
Сегодня, в 2010 году банка Колы или Спрайта 0,33 не вызывает АБСОЛЮТНО никаких эмоций. Но в 1996 году, в Якутии, да еще в количестве двух упаковок (в каждой упаковке минимум 24 банки, а то и больше) — заинтересовало.
Усевшись на последней парте (за парту с ним больше не помещался никто) КУЗНЕЦ начал "внимать" моим рассказам, о пользе знания ПДД и материальной части автомобиля, периодически вытаскивая банку из упаковки и с характерным звуком вскрывая крышку...
К концу первого часа (академического, 2х45 длилось занятие) я насчитал четыре "жестяных" звука.
После перерыва в 10 минут, заядлые курильщики вернулись в аудиторию, и я продолжил повествование о каких-то там "осевых-разделительных... "
Храп (нет не так, ХРАП!!!) прозвучавший после 10-15 минут моего, не скрою, не слишком эмоционального, повествования заставил меня поперхнуться словом "разметка".
Храпел, конечно же Сережа, ибо ТАК ХРАПЕТЬ МОЖЕТ ТОЛЬКО КУЗНЕЦ!!! !
Сидя за последней партой, ГЛЯДЯ ВПЕРЕД И ВДАЛЬ ШИРОКО РАСКРЫТЫМИ И НЕМИГАЮЩИМИ ГЛАЗАМИ, Сережа спал и храпел... ХРАПЕЛ И СПАЛ...
Секундная пауза, аудитория 15-20 человек замерла... Внимательно все смотрят на последнюю парту... ХРАП по звучности не сравним ни с чем.
Сказать, что тракторный пускач работает так же — не сказать ничего...
Наконец все расхохотались и весело принялись будить кузнеца, нет КУЗНЕЦА. Крики, тряска, пощечины, вода в лицо, снег за "шиворот" — БЕСПОЛЕЗНО!!! Такого ХРАПА, не прекращающегося ни на секунду, с переливами и руладами, я не слышал даже в поезде с пьяными дембелями...
Занятие однозначно сорвано, ибо продолжать беседу в условиях "запуска трактора" невозможно. Попытки в течении двадцати минут всеми способами привести КУЗНЕЦА в чувство не увенчались успехом, народ постепенно разошелся по домам... Я остался "наслаждаться" процессом. Наконец через час ХРАП прекратился и глаза заморгали...
Сережа пришел в себя и как-то виновато, бочком попытался покинуть аудиторию... При этом поставив на край моего стола четыре жестяные банки по 0,33 л.
Водка "Дворцовая" и "Царская". (Не сочтите за рекламу) Ни до ни после не встречался я с такой оригинальной фасовкой. Ни до, ни после я с таким удовольствием не пил водку, под огурчик и селедочку с черным хлебушком и отварной картошечкой...
В парте, в отделении для портфелей, после ухода КУЗНЕЦА из аудитории насчитал СЕМЬ!!! пустых баночек...
P. S На права сдал, на мотоцикле ездил за грибами и ягодами...

Alexander

СИЖУ СПОКОЙНО НА ПЕДСОВЕТЕ..., спрятался за спинами учителей, проверяю мини-диктанты по биологии, работы "слабые", и, вдруг - "перл". Одна из учениц - не самых лучших, отожгла (далее с сохранением авторского стиля, пунктуации и орфографии)Вопрос 1. Каркодил - он как яшперица, только большая. У нево есть чехуя. Каркодил свои яйца зарывает в писок, потомушто если он спит ими на ружу, они портются.Вопрос 2. Лисы ходют па адиночке, и лишь иногда парами, когда им нужно заесть молодого тюленя заползшего в лес.Дикий хохот, педсовет,практически ,сорван, еле-еле успокаиваю развеселившихся учителей. Вдруг, в относительной тишине раздается вопрос учителя английского языка: "Я не понял, а зачем тюлень в лес заполз?" - на этом педсовет закончился.

Alexander

Колхоз-дело добровольное.

После прихода из армии застал в родном альма матер смятение умов. Ну да-институт не был готов к приему взад такого количества дембелей. Деканат ходил кривовато, болезненно мощась, так как его регулярно мудохали почем зря. Комсомол притих. Партия ушла в подполье. То есть отправив всех студентов в армию -институтское начальство оказалось совершенно безоружным перед этими оскотиненными человекообразными. Главная угроза-отправить в войска сошла на нет, к тому же ну чем можно урезонить дембеля в институте? Да ничем. В наряды не отправишь, дисбатом не пригрозишь. И выгнать нельзя-закон такой. Ректорат грезил публичными казнями и передвигался вприпрыжку. А то могли и по шее дать.
А тут опять напасть-в колхоз надо слать кого то. А кого? В приказном порядке нельзя-свобода, мать ее ети, наступила. А сверху жмут. И начальство принимает роковое решение-"А давайте пошлем залетчиков!" Ради индульгенции. Сказано-сделано.
То что я попал в нужную компанию, я понял еще на предколхозном инструктаже. На трибуне что то неслышно бубнил декан в зале стояли клубы табачного дыма, слышались здравицы и звон стаканов. Народ спокойно перемешался от застолья к застолью, некоторые шлялись по трибуне, в общем обстановка напоминала казарму "партизан" . Даже портяночные ароматы присутствовали.
Декан гундосил страшилку про то как два студента в прошлом году вскрыли ночью сельпо и выпили весь запас сельской бормотухи. Деньги за выпитое аккуратно положили на прилавок.Там и заночевали. Поутру их отнесли в обезьянник, но они так его заблевали, что местные Аниськины выкинули их на улицу и, умиленные фактом оплаты, не завели уголовного дела.
Наконец, он не выдержал.
-МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК! ДА, ВОТ ВЫ!
-Йа?
-ДА ВЫ! ВАМ ЧТО, НЕИНТЕРЕСНО?
-Валентин Петрович, я эту историю знаю, это я там и был в сельпо. Вы лучше другим расскажите.
После чего возвращается к прерванному разговору.
Декан минуту стоит с открытым ртом, потом глухо матерится про себя и отваливает.
Его уход остается незамеченным.
Сборы мои были недолгими. Сентябрь, едем куда то на юг-Халябаля что ли, где то между Волгоградом и Астраханью, много ли мне надо? Много. Две пары джинсов, пара маек и трусов, два рюкзака и две сумки с водкой. Я то думал-что поражу попутчиков своей мудростью. Опять ошибся.
На перроне стоял грузовик, откуда толпа из рук в руки передавала в вагон ящики с водярой. Командовал действом высокий джентельмен с внешностью и манерами молодого Байрона. Дюс его звали. Впоследствии мой друг на долгие времена.
Дюс окинул благожелательным взглядом мою застывшую фигуру с двумя позвякивающими рюкзаками(один сзади, другой спереди) и парой громоздких сумок, кивнул(то есть дресс и фейс контроль пройден) и жестом пригласил присоединиться к процессу. При погрузке Дюс торопил всех
-Давайте живее! Десять минут до отправления, а мы еще ни в одном глазу!
Проводник, как увидел это смог только мычать, Дюс сунул ему пузырь и царственно дал отмашку кистью-мол исчезни. И проводник исчез. В вагоне мы его не наблюдали ни разу за всю дорогу.
Кстати о Дюсе.
Как и кто его делегировал в начальники-никто и не понял. Формально он был никто. Командовать назначен нами был комсомольский вожак аспирант Агван, который ушел в запой еще на перроне и не вышел из страны розовых слонов до самой Москвы. Но.
То что мы вернулись все-и здоровые-целиком заслуга Дюса. Не обладая никакими способами карательного воздействия он управлял этой вольницей свободно и умело-как бы походя . И слушались его беспрекословно. Что называется врожденные лидерские качества. Жизнь только развила их-Дюс теперь хозяин крупной дорожностроительной компании в Индии.
По образу своему это был настоящий белый сахиб. Передвигался он с тросточкой, степенно, мало того, он прихватил с собой слугу-колоритнейшего персонажа лет тридцати по имени Хохол. Мастера спорта по конному троеборьюи отсидевшего три года за мошенничество. Пьянь страшная к тому же.Представляете лексикон?
Лошадник и уголовник в одном флаконе. Но колоритен до невозможности. Приехал в костюме, сорочке и галстуке, в которых и провел с нами весь месяц не снимая. В нем же и спал в ковылях, воровал кроликов, итд итп. К исходу смены Станиславский свое пенсне бы прозаложил, что бы заполучить его на роль Барона в своей постановке пьесы "На дне"
В общем сели, накатили, тронулись. В углу жалась несчастная стайка баб(штук 5) обалдевшая от такого соседства. Дюс сразу пресек всякую фривольность, объявив их сестрами. Из их состава была им назначена старшая. Выделено отдельное купе.
В 10 вечера Дюс глянул на часы.
-Кать, детское время кончилось-гони их спать.
Девки заныли.
-Ну Андрюшенька, ну еще полчасика...
-Я кому сказал! Ну ка брысь!
Дамы уныло поплелись в опочивальню.
По ходу движения все перезнакомились на тему-А тебя за что? Поскольку ехали, повторюсь, одни залетчики, послушать было что.
Мне особо и рассказывать не стоило-я прогремел на весь институт. Увел у завкафедрой физики его аспирантку. Мало того-был им застигнут в кабинете физики In flagrante delicto. Мы со Светой как раз облюбовали прибор Реомюра в углу, когда он ворвался. Мамлючков, низкая душа, наябедничал, что я сломал прибор. От этого предожение "пойдем поломаем прибор Реомюра" на долгие годы стало в институте синонимом скоропалительного перепихона.
Время было уже к трем, народ заскучал без женской ласки, меня, как корифея подкололи, я взвился и вызвался нагнать баб. Дюс отвел меня в сторону.
-Макс, хорош. Какие бабы в три ночи в поезде?Угомонись.
-Анихера. Я пшел.
-Ну смотри. А то, давай я все в шутку оберну? Авторитет не пострадает.
-Не.
В первом же тамбуре до меня доперло, как Дюс был прав. Действительно, какие бабы?
И куда звать?Чем манить? "Милости просим, у нас там 60 пьяных мужиков истосковались по женскому теплу?" Заманчивое предложение, нечего сказать.
Уныло брел я по пустым вагонам. И вдруг...Полная плацкарта пьяных баб. Дым коромыслом. В углу жмутся три задроченных очкарика. Мираж. Я помотал башкой. Мираж не рассеялся.
"Текстиль" -автоматически отметил я про себя. Тоже в колхоз едут.
Тут меня заметили. Грозно сведя брови они требовательно вперлись взглядами в мой гульфик. Я автоматически прикрыл сокровенное ладошками. Но взял себя в руки(Это не то что вы подумали)
-Тээээк. Бабы, стройсь! В колонну по одному, за мной, шаааагом-марш!
Почуяв силу и сноровку, дамы покорно потянулись за мной.
Колонна растянулась на два вагона.
Перед дверью в наш, я остановил шествие, мол щазз и вошел в вагон с понурым видом. Толпа встретила унылым Уууууу. Дюс пожал плечами-мол чудес не бывает.
-Что не вышло?
-Ну не совсем.
-?
-Считайте!
Жестом фокусника я распахнул дверь.
Раз.
-Как звать?
-Света!
-Заходи!
Два.
-Таня!
Три...четыре...сорок две.
Потом кто то вякнул что мол и я бы...подумаешь...
Дюс сразу оборвал завистника.
-Знаешь, Саш, я вот не хочу от тебя слышать ничего дурного про человека, кто в три часа ночи в поезде Москва-Астрахань за десять минут снял 42 бабы. Вообще ничего. Он сделал чудо, а как-это его дела. Так что засохни, мой тебе совет.
По дороге меня срубило. Загрипповал. Температура под 40,бред, парохода вообще не помню. Дюс не выдал местным коновалам-наверно потому я и жив. Вызвал как то скорую, купил у них капельницы, медикаменты и сам колол и выхаживал(мама-врач у него, так что все на должном уровне)
Тащили меня на носилках-где то сперли. Оклемался в два дня.
По прибытию выяснилось, что соседями нашими по бараку будут астраханские ПТУшницы. Милые, скромные, чистые разумом девочки. В первый же день на их двери появилась надпись
"Атас менты, меняй походку", а из окон потянулся дым с знакомым ароматом. Особо продвинутые, кому дыма было мало, бегали поутру на первую дойку и варили коноплю в парном молоке.Потом целый день ходили как пыльным мешком по голове нахлобученные. Идиллия. Сельская пастораль.
К нам поначалу отнеслись настороженно-зловеще. Мол, готовьтесь студенты. Будет вам Татьянин день.
Оказывается у местных доброй традицией являлось в первый день дать студентам почувствовать свою любовь. Приходили с чувствами всем селом и давали. За годы это настолько вошло в традицию, что воспринималось, ну как Новый год. Или Первое сентября. Типа: 1 сентября-отправляем детей в школу,31 декабря-напиваемся,12 сентября-мудохаем студентов.
Но.
Но в этот раз приехали неправильные студенты. Среди прочих там было два персонажа. один(Саша)-ростом под метр шестьдесят-но с 4 х лет занимался каждый день мордобоем. Второй -парнишка из Люберец(мы до поездки были незнакомы, хоть и земляки) Я слышал про него. Кличка Вася-дюжина.Он как то положил 12 качков из соседнего района. Минуты за две. Человек вообще бил один раз. Бам-тело. Такой славянский шкаф -но очень быстрый. Сальто назад прогнувшись с двумя гирями по 32 кило в руках при мне делал. Из положения стоя. Запросто. Смотреть в поезде как эти сверхлюди вязку рук в обезьяне отрабатывали-совершенно невозможно с похмелюги было. Башка кружилась.
Ночь. Костер. Я по обыкновению что то вещаю.Вдруг на границе света появляются добрые лица гостеприимных аборигенов.Я прерываюсь на полуслове.
-Полундра.
Вася с Сашей встают и успокаивающим жестом останавливают подъем.
-Сидите.
Дюс смотрит на них.
-Точно помощь не нужна?
-Не. Справимся. А то травмы будут.
Поворачиваясь ко мне:
-Рассказывай, мы быстро...
-Я...ээээ...не ну я из Люберец...
Дюс-резко:
-Да хоть из Валгаллы. Сиди. Продолжай.
Эти двое подбадривая местных уводят их подальше. Темнота взрывается дикими воплями. Такое ощущение что там роту солдат кастрируют ржавым шанцевым инструментом. Вдруг из тьмы вылетает совершенно обезумевшее существо и, не разбирая дороги бежит сквозь костер. Мама, да что они там делают то с ними?
Через пару минут толпа разбегается. Те кто на ногах. Парни возвращаются к костру. Ни царапины на обоих. Мне-
-Мы ничего не пропустили?
Село потом вымирало при нашем приходе. Нелюди. Ладно бы стенка на стенку. Отправили двоих, те загасили село, а остальные даже жопу не подняли.
Мне потом дедок все пенял в сельпо-мол не по людски этих зверей на людей было травить. Я ему:
-Да ты что, диду? Это ж у нас самые дохлые были. Потому и послали их, вас жалеючи. Никого ж не убили? Во ! А ты бы знал, что в прошлый раз...Кишки на деревья...Эээээххх...ладно, что говорить...
Дед онемел. Мелко перекрестился и бочком из магазина.
На следующий день приперся председатель совхоза и давай орать, да ногами топать.
По его выходило что нам надо было рожи подставлять да спасибо за науку говорить. А то его робяты уси на бюллютне. Робыть некому. Помидор сгниет.Кавун перезреет. Дыня стухнет. Дали в дыню и председателю. Шоб нежнее был. И унимательнее к людям (ударение на первом слоге)
ПТУшницы растаяли и повисли на плечах героев. Но мне приглянулась врачиха-студентка меда из Астрахани. Главное-у нее был отдельный вагончик. С душем!
Этого было вполне достаточно для глубокого искреннего чувства.
Поначалу у нас не задалось. Одна из отроковиц упилась молоком до отвалу. И отвалилась. И тут то Ната жидко обкакамши. Все ее реанимационные действия свелись к тому, что она скакала мелко тряся крупом вокруг пациентки и визгливо причитала... "Миленькая только не умирай! Миленькая, потерпи!"
Впечатленные такой квалифицированной медпомощью, мы с Дюсом взялись за дело.
Я поскакал за грузовиком, Дюс рылся в медикаментах, глухо матерясь, так как Ната вообще не помнила где у нее что.
Нашел что то, кольнул. Телка задышала.
В больницу мы прикатили всей теплой компанией. Вышел заспанный врач. Я предоставил слово Наташе.
-Аыыыыввууууыыымммм!
Врач поднял бровь.
-Вам плохо?
-Нннуммаааввоооннонаих!
-Чего?
Я отодвинул невменяемую эскулапшу.
-Вон пациентка.
-Что там?
-Анафилактический шок. Похоже передозировка конопляного молока.
-Знакомо. Что то кололи?
-Гормоны. Преднизолон.
-Угу. Вы врач?
-Нет. Вот врач.
-ЭТО? Вы издеваетесь?
-Правда!
Наташа поначалу была взбешена этим диалогом. Я ее, видишь ли, подставил.
Но-недолго. Сдалась через пару дней.Я наконец приник к заветному душу. Поутру(шепотом)
-Только никому!
-Обижаешь!
Открываю дверь. Там все. Меня хватают на руки и совершают "круг почета" . Факельное шествие. Барабанный бой. Наташка в шоке. Потом, махнув рукой, хохочет вместе со всеми.
Аж в Москву потом ко мне ездила. Но -без дефицита душевых того эффекта уже не было.
Но скоро наступили трудные времена. Водка кончилась. Антиалкогольная компания была в самом разгаре и в сельпо ее не видели уж полгода как. Самогон у мстительных местных покупать было смерти подобно-нам бы его на крысином яде настояли бы. В каждом доме почитай память о нас жила. И болела.
И тут...не знаю...сам себе не верю...причем ну несколько раз у народа спрашивал-подтверждают. Они после истории с бабами в поезде уже ничему не удивлялись.
Мистика какая-то. Короче: я нашел в кустах квасную бочку на колесах, полную тархунового спирта. С тех пор от запаха тархуна меня с души воротит. Вот уже двадцать с лишним лет. Но тогда!
Сперли мы его чисто-операцией руководил Дюс. Все просчитал, молорик, Даже следы замели ветками. Кстати, чье было богатство-мы так и не узнали.
Алкоголизм вновь расцвел пышным цветом.
Как то ночью проезжающий мимо прапор на ГАЗ 66 притормозил, на свою беду, спросить дорогу. И остался. Через неделю он одичал, вырыл себе нору, выл ночами, питался подаяними. Тархуном от него несло за версту. Пытались его приручить-но сделался буен. Тогда отдали ему флягу из под сметаны(50л) со спиртом и отстали. Более счастливого человека я не видел никогда. Ни до, ни после.
А у нас образовался транспорт. Как то ночью сильно захотелось еды. А все сожрали.
Недолго думая мы с Дюсом сели в газон и поехали на охоту. Идея была надавить себе в полях свежей говядинки. То есть мы разгонялись по полю и неслись на стадо коров. Хер там. Вам когда нибудь переходило дорогу стадо? Помните эту лень, неторопливость, эти ступорозные взгляды из-под рогов, эту кучу навоза перед машиной? Так вот-это все буффонада. Спектакль. Вам просто показывают ваше место под луной. Как только дело доходит до серьеза-как в нашем случае-они становятся прыткими и прыгучими, как кузнечики. Мы раз пять повторяли попытки-ни одну даже не задели!
Только пастух нам исхлестал кнутом весь тент. Мужественный человек-нечего сказать. С кнутом наперевес под грузовик бросаться-это вам не мышка пукнула.
-Вот потому то они танки в 41 под Москвой и остановили-пробормотал Дюс, разворачиваясь. Оценив мужество, мы свалили несолоно хлебавши.
В поля меня особо не брали. Точнее -один раз я там был. Полчаса пособирал... Наскучило. Ну и устроил там Томматину -ту что в Испании раз в году делают. Вытоптали полгектара, расстреляли весь помидорный боезапас и пошли мыться в пруд, ничего не собрав. В обед дед на мерине привозит бидоны с обедом. Мерин-явный буддист.Он видел все, его уже ничего не интересует и не может удивить. Он никуда и никогда не торопится. Глядя на него не верится, что он вообще куда-то скакал. Только брел или волочился.
Хохол(мастер спорта по коныкам, напоминаю) пошептался с Дюсом. Дюс налил деду тархунной отравы. Дед с удовольствием отравился и занюхал рукавом. Повторили. Лепота.
Пока дед злоупотреблял, Хохол распряг животное и вскочил верхом. Мерин удивился. Взбрыкнул. Не тут то было-железная рука жокея быстро привела лентяя к послушанию. Хохол дал ему шенкелей, ополоумевший мерин рванул с места с пробуксовкой Хохол гнал его на изгородь. Конь явно пытался ему что то объяснить.Но его никто не слушал.
Со стороны этот незримый диалог между конем и всадником читался совершенно явно.
-Ты сбрендил?
-Давай!
-Убьемся ж нахрен!
-Не п.ди!
-Да я не в жизнь...
-Молчать!
-Эхххх...
Перед препятствием Хохол как то хитро пнул пятками скотину и...они перепрыгнули...
Конь аж обернулся...Такой недоуменной морды у лошадей я не видел никогда.
-Это я? -читалось на ней
Обратно они взяли барьер уже без напряга.
Дел подвывал рядом, закусив зубами шапку.
Подъехав, Хохол лихо соскочил с коня, похлопал его по морде и кинул поводья деду.
Ополоумевший дед попытался запрячь скотину в телегу. Не тут то было. Резвый рысак, возомнивший о себе, не хотел в ярмо. Мы чуть не сдохли от хохота от этой картины.
Всего что было и не опишешь.
Одно знаю точно-после нас совхоз категорически отказался от такой "шефской помощи"
Спасибо за внимание.

Alexander

Как я попал в глубокую РУБОПу...

Пора уже сорвать с себя все покровы и обнажиться срамом перед народом...Трудно признаться, но в фривольной книжке моей судьбы есть и совсем неприличные страницы .
Эх-ма! Дело в том, что некоторое время я числился своим в мусарне. Стыдно, но из песни слов не выкинешь...
Все начиналось вполне невинно:году в 1996 мы с Бегемотом открыли пейнтбольный клуб. К решению сему нас сподвигло два факта-увлечение сей игрой в "пестики" и то что у нашего друга Саши-начальника склада банковского неликвида-образовалась фура пейнтбольных шаров.
То есть кто то ушлый под залог этой фуры взял в банке кредит и убежал куда подальше прижимая авуары к израненному сердцу. А банку досталась такая ликвидная вещь.

Саша при этом понятия не имел что это-он и на вкус их пробовал и к строителям ездил-все не то. И тут мы в гости. Саня на судьбу жалуется-мол вон говна понавезли, некуда другое говно складировать...пора выкидывать...мама моя...выкидывать склад...наши еврейские сердца возмущенно забились...
И это при том, что ящик этих шариков RpSherer стоил долларов 200...а на поле-500...
Скупили мы все по 5 долларов ящик, ну плюс транспорт . Саня так и не вытянул у нас инфу-что это.
Пора было на войну. Столько боеприпасов...
Контору назвали "Моссад" А что? Как еще назвать жидов с оружием? К тому же бренд раскрученный.
С учетом того, что 80% расходов пейнтбольного клуба-это как раз шары, дело наше было обречено на успех. Плюс-я первый в Москве нарыл пустой отапливаемый цех для битв зимой. Плюс там еще была баня с бассейном.
Народ повалил. Весьма специфический. Оттуда, кстати все мои знакомства с братвой.
Хотя кого там только не бегало. Как то даже два кренделя из Моссада приехали. Клоуны.
Нацепили на маски камеры, что бы увековечить свои победы. Угу. Народ сначала дружно лупил по этим камерам, а уж потом разбирался между собой.
Парни ушли недовольные...
Переодеваясь, один из них подошел ко мне и кривя семитскую рожу, сообщил:
-Вообще то Моссад себя Моссадом не называет. Мы называемся "Институт"
-Правильно! Вот и учитесь! А то стрелять вообще не умеете! Позор! Кто мою родину защищает! Мазилы!
Во взгляде моссадовца явно читалось сожаление что мы не на родине и оружие не боевое.
Как то приехали какие то суровые десантники-у них фирма была. С женами.
Сели за стол. Накатили. Усугубили. Прогалдели два часа про "А у нашего старшины..."
Потом кто то вспомнил про пейнбол. Вышли на поле. Мужья поставили жен к стенке и решительно расстреляли их. После чего вернулись за стол и бухали до поздней ночи. Нам сказали, что мы им счастье доставили и они так хорошо давно не отдыхали. И обязательно вернутся еще. Но не судьба. Подозреваю что жены дважды на это не купились.
Какие то пьяные олигархи со свитой и автобусом б.дей от Славы Зайцева...
Какие то невнятные бабы-правозащитницы из непойми-чего за выполнение решений Женевской конвенции о правилах ведения войны.Потом эту дуру Измайловские взяли в плен. Она была счастлива.
Ветераны абхазской войны с такими "веселыми историями", что даже братва взбледнула...
Бухгалтер Надя, ростом в 145см и со зрением в минус 5,неожиданно оказавшаяся снайпером с железными нервами. Против нее играть никто не хотел:била в глаз с одного выстрела, чтоб шкуры не попортить...
Ну и дворяне. Шевалье Д`Измайлово, Бароны Коптевские, графы Солцевские и князья Долгопрудные. Каждой твари по бригаде. Некоторые ходили постоянно-отрабатывали нужные навыки.
Но вели себя чинно-благородно. До поры.
Как то перед игрой эта шобла вырядилась в американскую военную формы, села на джипы и покаталась по Бережковской набережной(место нашего цеха-почти центр), а-ля дагестанская свадьба.
Дружелюбно постреливая из 68 калибра по прохожим и машинам. В стране Чеченская война, на секундочку. Я обмер, как увидел. Моя чуткая третья ноздря тревожно затрепетала.
"Пора валить"-скулило сознание. Но жаба квакала про нераспроданную половину фуры шаров и считала недополученную прибыль.
Недели две все было тревожно тихо, на третью пришли неприятности. Две. В штатском.
В первом внутренним взором я углядел подполковника на полковничьей должности, во втором-майора.Оба бамбуки-то есть быстрорастущие.
Начальство я приветствовал по уставу.
-Дежурный по роте на выход! -заорал я в лицо опешившему офицеру.
-Смирно!
Перейдя на строевой шаг, приблизился, отдал честь(был в штатовской форме и берцах)
-Товарищ полковник! Во время моего дежурства происшествий не случилось. Рота занимается на войсковом стрельбище.
Дежурный по роте сотник Камерер!
Давясь со смеху подпол поручкался со мной.
-Вольно.А почему полковник?
-А из подхалимства. В армии подполковников завсегда полковниками кличут, первый слог прожевывая!
-Ишь ты! А как звание узнал?
-Дык погоны через пинджак просвечивают!
-Может и контору назовешь?
-Легко! РУБОП?
Подпол подавился. Служивые переглянулись после чего аж сделали полшага назад. Я продолжал преданно есть глазами начальство памятуя заветы Петра Первого:
"Подчиненный перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство...» (Указ Петра 1 от 09.12.1709 г)
Смущенное разумением рубопство потребовало объяснений.
-Может, чаю? Кофе?
Мы присели.
-Все просто. После того как эти дебилы покатались со стрельбой на набережной нас заметили. Для конторских мы неинтересны-пробили и плюнули. Хаттабов да Басаевых тут нету. Обычные менты сюда бы вдвоем не пришли. Либо участковый-либо веселой толпой. Остается кто? С учетом контингента?
-Пал Андреич, вы шпиен?
-Видишь ли, Юра...
-Ладно, пошутили и хватит...
-Ок. Может сами все посмотрите? А то чего десны мять то?
-Эээээ...
-Оружие офицерам! -скомандовал я помощникам и стартанул с места.Заклинание сие подействовало на служивых завораживающе. Как только им в руки сунули стволы, те на время забыли о моем существовании.
Их переодели и пустили в бой. Полдня они бегали, орали, стреляли и веселились. Вечером после бани и 200грамм "фронтовых" мы продолжили беседу.
-А вот если мы сюда впятером приедем-ты как на это посмотришь?
-Мало пять. Команда минимум 10. Лучше-20.Когда ждать?
-Нууу...на следующей недельке, может через...
-Не. Так не пойдет. У меня техники, газ, стволы, форма, маски...мне заранее надо знать.
-Ок. Что ты с этого хочешь?
-Две ксивы.
-?
-Сергей-у тебя же штат открытый, насколько я знаю. Ты ж тут не резвиться приедешь-а огневую подготовку повышать. Ты знаешь, что в Штатах после тренировок таких в войсках потери на треть падали?
-Данные откуда?
-Журнал "SOLDIER OF FORTUNE"
-Номер дашь.
-На.
-На чем мы остановились?
-На том что нам -я кивнул на Бегемота -жаждется к вам инструкторами устроиться.
-Не толстоват мальчик для огневой подготовки?
-Тебе видней. Хочешь-устрой его на должность инструктора по сумо РУБОП РФ.
Офицеров снесло...они плакали...инструктор по сумо...ыыыыы...сука...а по бальным танцам не?..
Надо сказать что для братвы тогда РУБОП был такой бабайкой для непослушных мальцов. Босяки говорили о них не иначе как с присвистом, округляя глаза и шепотом.
Ну да. Если с ментами они всегда могли договориться, то с этими-не прокатывало. РУБОП мудохал братвы по лысым бошкам почем зря. Кого то после воспитательных бесед находили с простреленными тыквами. Кого то-вообще не находили.
За неделю до визита борцов с организованной преступностью я обзвонил крестных отцов.
-Мить, привет!
-Салют, жидовоин!
-Мить, хочешь в РУБОП пострелять, и тебе за это ничего не будет?
-Иди ты!
-В субботу приедут. Рыл 30.
В трубке повисло молчание. Митя думал. Потом заговорил совсем другим тоном.Наверное, он действительно неплохо ко мне относился.
-Макс, я могу привести старших. Но. Если там не будет РУБОП-ты меня подставишь. И. Я ничем. Повторяю-ничем. Не смогу тебе помочь.
-Я понял. Но ставка будет вдвое.
-Да хоть втрое. Но-сам понимаешь. Прокатишь-придется ответить.
-Услышал тебя.
-Будь.
-Буду.
Обзвонил я всех. Бригад 10...
Под утро в субботу я пришел на завод и охерел. Ворота нараспашку-охрана испуганными мышами забилась на Кпп, перед зданием все забито джипами.
Рыл триста курило, гомонило, плевалось и вертело лысыми чанами неподалеку. Мама, ну и рожи.
9.00 Ментов нет.
9.30. Нет.Показалось, что мне пиздец. А оказалось-не показалось.
В 9.40 Ко мне подходят. Пока вежливо. Кто то орет-
-Братва-да на нас ща бомбу скинут и все! Конец преступности в Москве!
Ржач, но некоторые осторожные отошли подальше.
В 9.55,когда я уже мысленно попрощался с белым светом- с ревом и мигалками влетает три микроавтобуса. Сомнений нет-на бортах крупно-РУБОП.
Ни до ни после в своей жизни я никогда так сильно не радовался появлению милиции.
Вышедший Сережа потягивается и орет помощнику-
-Сань, ну ты глянь! Мы этих мурлокотанов по всей Москве ищем, а они все тут! Хлебное место!
Братва явно поежилась.
-Ладно, не ссыте. Мы сегодня выходные, гаврики. Пошли-повоюем?
Братвы было много, ментов мало, пришлось по очереди. Гад Cережа отнял у меня мой Minimag-за трешку грина, который я и маме б пожалел в бою отдать-но тут пришлось.
Рубились они до ночи. Потом всю ночь гудели в бане.
Там и проросла коррупция в доселе чистые ряды.
Потом уже доводилось слышать диалоги...
-Саш, помнишь ты патроны для Стечкина обещал?
-Вов, не вышло. У нас сейчас проверка.
-Вот говорила мне мама-не верь мусорам. У нас пацан сказал-пацан ответил.А у вас вечно гнилые отмазки.
-Ладно, не кипешуй. Принесу.

Не обошлось и без эксцессов...В баню вламывается один из ментов размером со слона...
Реальный буйвол. Аж пар из ноздрей.
-Где эта сука?!
-Кто?!
-Я три войны прошел-ни одного ранения, а тут(трясется весь)-только рыло высунул на полсантиметра и на! Кто?! Убью тварь!
Из угла блеющее-яяяяя.
Там Надя-бухгалтер(145см росту)
-Ты?!
Потом этот конь ее на ладони носил и всем показывал-гляди, мол, она меня с одного выстрела через весь зал в бубен завалила. Во! Надя млела.

Среди ночи вдруг с пинка отлетает дверь и в помещение вваливаются Потылихские бандючата. Пришли с меня "долю малую" просить. Зашли-и охерели.
Народ посмотрел на рэкетиров и полег.
-Ауууу...мама...нас сейчас на бабло поставят...Ты чей, мудило?
-Ппппотылихские мы...
-Какие?..Ой ща сдохну...В детдоме тоже что ль своя братва?..Так ...туалет за углом...валите попы мыть, рэкетиры...А то мы помрем сейчас со смеху... попы тылихские... уй, сука...
-У нас тоже тема была(это мент) Едем, значит с адреса. Автобус зашторен. Пиво пьем. Васек-кивает на амбала-бутылку в окно бросил-и надо же-на капот мерина попал. Вываливает толстолобик и стучится к нам. Не пустили. Тогда он ствол вытащил и давай им в казенное имущество колотить. Ну открыли, милости просим. Зашел и ...вот так же(кивок в сторону потылихских)...ошуел...А мы походу еще и палку срубили...

Кстати, большинство моих клиентов выжило в смутные времена. Так что то что от пейнтбола потери падали-для них оказалось реальным фактом.
А мы несколько лет пугали гайцов красными корочками ...Пока лавочку не прикрыли.

Спасибо за внимание.

PS Надя вышла за того гоблина. У него 210см росту-160 кг мяса...у нее 145 на 40...Двое детей...Говорит-счастлива...

Alexander

Стою в очереди в «Копейке».
Подходит очередь бабули, которая
по поводу каждой цены что-то
говорит или отказывается от
покупки, тут ей пробивают
трусы. Бабуля: — Ой, это не надо, я с собой столько не взяла. Кассирша:
— Лена, у меня отмена, подойди...
Ждем минуту, фраза повторяется
громче, без результатов. Тут
громогласный голос кассирши на
все акры торгового зала: — ЛЕНА, БЛЯТЬ, СНИМИ С МЕНЯ ТРУСЫ,
СКОЛЬКО ТЕБЯ ЖДАТЬ! ? ? Очередь
бьется головой о ленту с
товарами...Охранник: — Да давай я
сниму! Кассирша: — Не, ты не
сможешь... у тебя же ключа нет, он у Лены! Лена, ну сними скорее —
мужчины ждут! Очередь забилась в
предсмертной конвульсии...